Этот документ входит в профессиональные
справочные системы «Кодекс» и  «Техэксперт»

     

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

(Пятая Секция)

Дело "Кондрашина (Kondrashina) против Российской Федерации"

(Жалоба N 69533/01)

Постановление Суда


Страсбург, 19 июля 2007 года



Европейский Суд по правам человека (Пятая Секция), заседая Палатой в составе:

П.Лоренсена, Председателя Палаты,

С.Ботучаровой,

К.Юнгвирта,

М.Цацы-Николовской,

А.Ковлера,

X.Борего-Борего,

М.Виллигера, судей,

а также при участии Ф.Эленс-Пассос, Заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 26 июня 2007 года, вынес в тот же день следующее Постановление:

Процедура

1. Дело было инициировано жалобой N 69533/01, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Надеждой Корнеевной Кондрашиной (далее - заявительница) 3 марта 2001 года. Заявительница скончалась 25 декабря 2005 года, и ее супруг Николай Дмитриевич Кондрашин выразил намерение добиваться рассмотрения ее жалобы.

2. Интересы заявительницы были представлены В.Д.Андросовым - юристом, работающим в г.Белгороде. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А.Лаптевым.

3. Заявительница, в частности, утверждала, что суды Российской Федерации пересмотрели судебное решение, принятое в ее пользу, неправильно применив процедуру по пересмотру судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам.

4. Решением от 11 октября 2005 года Европейский Суд объявил жалобу заявительницы частично приемлемой.

5. И заявительница, и власти Российской Федерации представили дополнительные письменные замечания (пункт 1 правила 59 Регламента Европейского Суда). После консультаций со сторонами Палатой было принято решение об отсутствии необходимости проведения устного слушания по существу дела (пункт 3 правила 59 in fine* Регламента Европейского Суда).

_______________

* In fine (лат.) - в конце (прим. переводчика).

Факты

I. Обстоятельства дела

6. Заявительница, 1934 года рождения, проживала в г.Белгороде.

7. Заявительница получала пенсию по старости. 1 февраля 1998 года Федеральный закон от 21 июля 1997 года N 113-ФЗ "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий" (далее - Закон о пенсиях) ввел новый порядок исчисления пенсий, основанный на так называемом индивидуальном коэффициенте пенсионера (далее - ИКП). Индивидуальный коэффициент пенсионера предполагался для сохранения связи между пенсией лица и его предыдущим заработком.

8. Орган, ответственный за начисление заявительнице пенсии, Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по г.Белгороду (далее - Управление Пенсионного фонда), установил заявительнице ИКП 0,525. Заявительница оспорила решение Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Свердловский районный суд г.Белгорода. Она утверждала, что ее ИКП, начиная с 1 февраля 1998 года, должен составлять 0,7.

9. 1 июля 1999 года Свердловский районный суд г.Белгорода удовлетворил требование заявительницы, полагая, что Управление Пенсионного фонда неправильно истолковало Закон о пенсиях. Суд решил, что Управление Пенсионного фонда должно пересчитать пенсию заявительницы с учетом ИКП 0,7.

10. Управление Пенсионного фонда обжаловало решение суда первой инстанции. 19 октября 1999 года судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда оставила решение от 1 июля 1999 года без изменения, и в тот же день оно вступило в законную силу. Судебное решение так и не было исполнено.

11. 29 декабря 1999 года Министерство труда и социального развития Российской Федерации издало постановление об утверждении разъяснения о применении ограничений, установленных Законом о пенсиях. Постановление разъясняло порядок применения Закона о пенсиях.

12. 12 января 2000 года заместитель Председателя Правительства Российской Федерации обратилась к Генеральному прокурору Российской Федерации, утверждая, что суды по всей стране удовлетворяли требования заявителей, принимая решения, основанные на абсолютно неверном толковании Закона о пенсиях, и что Пенсионный фонд Российской Федерации был совершенно неспособен нести непредвиденные расходы. Она ходатайствовала перед Генеральным прокурором Российской Федерации о принесении им протеста на одно из таких решений с целью создания прецедента.

13. Некоторое время спустя разъяснение Министерства труда и социального развития Российской Федерации было обжаловано группой лиц в Верховный Суд Российской Федерации. 24 апреля 2000 года Верховный Суд Российской Федерации оставил их жалобу без удовлетворения. Он установил, что вопреки утверждениям заявителей Министерство труда и социального развития Российской Федерации действовало в пределах своей компетенции, издав разъяснение, и что толкование Министерством труда и социального развития Российской Федерации Закона о пенсиях было верным. 25 мая 2000 года Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оставила это решение без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

14. 25 мая 2000 года Управление Пенсионного фонда обратилось в Свердловский районный суд г.Белгорода с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с изданием разъяснения, подтверждавшего их позицию. Управление Пенсионного фонда утверждало, что данные разъяснения были признаны законными Верховным Судом Российской Федерации.

15. 14 сентября 2000 года Свердловский районный суд г.Белгорода рассмотрел заявление Управления Пенсионного фонда. Управление подтвердило, что толкование Закона о пенсиях, содержавшееся в разъяснении, представляло собой вновь открывшееся обстоятельство, обосновывающее отмену судебного решения. Заявительница утверждала, что Управлением Пенсионного фонда был пропущен срок для подачи заявления о пересмотре ее дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

16. Свердловский районный суд г.Белгорода отметил следующее:

"...суд полагает, что заявление [Управления Пенсионного фонда] подлежит удовлетворению по следующим причинам:

29 декабря 1999 года Министерство труда и социального развития Российской Федерации издало постановление об утверждении разъяснения о применении ограничений, установленных [Законом о пенсиях]. Законность данных разъяснений явилась предметом рассмотрения Верховым Судом Российской Федерации... который установил соответствие изданных разъяснений нормам гражданского законодательства Российской Федерации.

... [Управление Пенсионного фонда] не ходатайствовало о пересмотре судебного решения от 1 июля 1999 года до рассмотрения заявления [оспаривающего законность разъяснений] Верховным Судом Российской Федерации… Следовательно, срок обжалования дела заявительницы по данному основанию был пропущен [Управлением Пенсионного фонда] по уважительной причине.

Учитывая изложенное, суд полагает, что судебное решение от 1 июля 1999 года подлежит отмене в связи со вновь открывшимися обстоятельствами".

17. Решением от 14 сентября 2000 года Свердловский районный суд г.Белгорода удовлетворил заявление Управления Пенсионного фонда и отменил судебное решение от 1 июля 1999 года.

18. В результате нового рассмотрения дела 14 сентября 2000 года Свердловский районный суд г.Белгорода принял решение об отказе в удовлетворении требований заявительницы. Заявительница обжаловала это решение, однако 31 октября 2000 года судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда оставила кассационную жалобу заявительницы без удовлетворения, а судебное решение от 14 сентября 2000 года - без изменений.

19. Начиная с 1 мая 2001 года в результате внесения изменений в пенсионное законодательство Российской Федерации пенсия заявительницы была рассчитана с учетом ИКП, превышающего 0,7. Власти Российской Федерации утверждали, что ИКП был установлен на уровне 0,84.

II. Применимое национальное законодательство и практика

20. Действовавший в рассматриваемый период Гражданский процессуальный кодекс РСФСР предусматривал:

Статья 333. Основания пересмотра


"Решения, определения и постановления, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам. Основаниями для пересмотра... являются:

1) существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;...

4) отмена решения, приговора, определения или постановления суда либо постановления иного органа, послужившего основанием к вынесению данного решения, определения или постановления".

Статья 334. Подача заявления


"Заявление о пересмотре решения, определения или постановления по вновь открывшимся обстоятельствам подается… в течение трех месяцев со дня установления обстоятельств, служащих основанием для пересмотра".

Статья 337. Определение суда о пересмотре дела


"Суд, рассмотрев заявление о пересмотре [решения, определения или постановления] по вновь открывшимся обстоятельствам, либо удовлетворяет заявление и отменяет [решение, определение или постановление], либо отказывает в пересмотре.

Определение суда об удовлетворении заявления о пересмотре решения, определения или постановления по вновь открывшимся обстоятельствам обжалованию не подлежит".

21. 2 февраля 1996 года Конституционный Суд Российской Федерации вынес постановление в отношении некоторых положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР. Этим постановлением Конституционный Суд Российской Федерации признал несоответствующей Конституции Российской Федерации статью 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР ("Основания возобновления [уголовных] дел по вновь открывшимся обстоятельствам", которая во многом была схожа со статьей 333 Гражданского процессуального кодекса РСФСР) в том, что она ограничивала круг оснований возобновления уголовного дела лишь "вновь открывшимися обстоятельствами". Конституционный Суд Российской Федерации предположил в своем постановлении, что это положение Уголовно-процессуального кодекса РСФСР препятствовало исправлению судебных ошибок и ошибок в отправлении правосудия. В своем постановлении от 3 февраля 1998 года Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что часть 2 статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не соответствовала Конституции Российской Федерации, поскольку она служила основанием для отклонения заявлений о пересмотре судебных решений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, если судебное решение было вынесено в результате судебной ошибки, которая не была и не могла быть установлена ранее.

22. Постановление Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 29 декабря 1999 года "Об утверждении разъяснения "О применении ограничений, установленных Федеральным законом "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий" было зарегистрировано в Министерстве юстиции Российской Федерации 31 декабря 1999 года и вступило в силу в феврале 2000 года, спустя десять дней после официального опубликования.

Право

I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции

23. Заявительница утверждала, что властями государства-ответчика было пересмотрено судебное решение, принятое в ее пользу. Европейский Суд рассмотрит данную жалобу в свете положений пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Пункт 1 статьи 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, предусматривает:

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое… разбирательство дела… судом…".

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции предусматривает:

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".

А. Доводы сторон

1. Власти Российской Федерации

24. Власти Российской Федерации утверждали, что жалоба является несовместимой ratione materiae* с положениями Конвенции, поскольку она не касалась "определения гражданских прав и обязательств" или "имущества" заявительницы. Власти Российской Федерации полагают, что в данном деле не было нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с пересмотром дела относительно пенсии заявительницы.

_______________

* 'Ratione materiae (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения"), критерий существа обращения, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).


(a) Применимость положений пункта 1 статьи 6 Конвенции

25. Власти Российской Федерации подчеркнули, что судебное решение от 1 июля 1999 года не определило какую-либо конкретную сумму, причитавшуюся заявительнице, а, скорее, установило порядок исчисления пенсии. Иными словами, по их утверждению, "предметом спора явилось не требование заявительницы присудить [ей] денежные средства, а вопрос законности... применения разъяснения". По мнению властей Российской Федерации, дело заявительницы не являлось по сути гражданским спором, поскольку "определение общего порядка исчисления пенсии относится к сфере публичного права". Они сослались на Постановление Европейского Суда по делу "Схоутен и Мельдрум против Нидерландов" (Schouten and Meldrum v. Netherlands) от 9 декабря 1994 года, Series A, N 304, § 50, Решение Европейского Суда по делу "Панченко против Латвии" (Pancenko v. Latvia) от 28 октября 1999 года, жалоба N 40772/98, а также на Решение Европейского Суда по делу "Кирьянов против Российской Федерации" (Kiryanov v. Russia) от 9 декабря 1994 года, жалоба N 42212/02.

(b) Применимость положений статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции

26. Власти Российской Федерации далее утверждали, что пенсия, присужденная заявительнице решением Свердловского районного суда г.Белгорода от 1 июля 1999 года, не является ее "имуществом". Они отметили, что в деле "Праведная против Российской Федерации" (Pravednaya v. Russia) (Постановление Европейского Суда от 18 ноября 2004 года, жалоба N 69529/01**) Европейский Суд установил, что аналогичная выплата, присужденная судом заявительнице, представляла собой ее имущество, и постановил, что первоначальное судебное решение, принятое в пользу заявительницы, должно быть оставлено в силе, а пенсия должна быть выплачена ей в объеме, определенном этим судебным решением. Тем не менее, по мнению властей Российской Федерации, такой подход создает путаницу. Если бы сумма, присужденная судом, составляла "имущество" пенсионера, ее размер не должен зависеть от повышения в будущем коэффициента исчисления пенсии. Следовательно, в деле "Праведная против Российской Федерации" заявительница должна была вернуть денежные средства, которые она уже получила от Пенсионного фонда Российской Федерации, в силу внесения изменений в пенсионное законодательство. Власти Российской Федерации пришли к выводу, что во избежание такой ситуации Европейский Суд не должен рассматривать средства, присужденные заявительнице судами Российской Федерации в качестве пенсии, как имущество заявительницы по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

_______________

** Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2005.