Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации


Часть четвертая



Комментарий к разделу VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации

     

     

     

 Комментарий к главе 69. Общие положения

     

     

     

 Комментарий к статье 1225. Охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации

1. В п.1 коммент. ст. перечислены те результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, которым предоставляется правовая охрана положениями части четвертой ГК. Данный перечень сформулирован как исчерпывающий, что согласуется с идеей разработчиков проекта о включении всего законодательства об интеллектуальной собственности в состав Гражданского кодекса. Однако, поскольку сама эта идея является порочной и практически неосуществимой, ошибочным является и данное законодательное решение.

Более правильно этот вопрос решался утратившей силу ст.138 ГК, из которой следовало, что правовая охрана результатов интеллектуальной деятельности и других приравненных к ним объектов обеспечивается "в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами". Это означало, что для отнесения того или иного результата интеллектуальной деятельности или иного объекта к интеллектуальной собственности требуется прямое указание на это того или иного закона. Поскольку правовое регулирование отношений интеллектуальной собственности обеспечивалось в тот период не Гражданским кодексом, а специальными законами, существовала возможность более гибкого и оперативного решения вопросов о признании объектами интеллектуальной собственности тех результатов интеллектуальной деятельности, которые в этом нуждались.

В настоящее время, для того чтобы в отношении какого-либо нового результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации возникли интеллектуальные права, требуется дополнение п.1 ст.1225 специальным указанием на новый объект правовой охраны.

2. Данный алгоритм страдает двумя недостатками. Во-первых, им наносится удар по Гражданскому кодексу, положения которого всегда отличались повышенной стабильностью по сравнению с другими законами. Поскольку круг результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, нуждающихся в правовой охране, стремительно расширяется (о чем свидетельствует опыт трех последних десятилетий), потребуется не только постоянно пересматривать коммент. ст., но и дополнять часть четвертую ГК новыми главами и параграфами, посвященными охране новых объектов. Более предпочтительным представляется вариант, при котором имелась бы возможность предоставлять правовую охрану новым объектам на основе специальных законов.

Во-вторых, составители проекта не учли, что помимо перечисленных в коммент. ст. объектов правовой охраной в Российской Федерации охраняются иные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, о которых говорится в других действующих правовых актах. Так, никто не отменял охрану рационализаторских предложений, которая успешно осуществляется на некоторых предприятиях. Правовой охраной в соответствии с действующим законодательством пользуются такие средства индивидуализации, как названия средств массовой информации, лекарственных средств, морских и речных судов, некоммерческих организаций, международных неправительственных организаций, доменных имен и т.д.

Конечно, едва ли следует включать в Гражданский кодекс правила о всех этих охраняемых законом объектах интеллектуальной собственности, поскольку уместнее осуществлять регулирование связанных с ними отношений соответствующими законами. Однако предусмотреть саму возможность их правовой охраны было необходимо, поскольку в настоящее время все они оказались в некотором подвешенном состоянии. С одной стороны, они по-прежнему охраняются законом, причем их охрана строится примерно на тех же принципах, что и охрана перечисленных в коммент. ст. объектов. С другой стороны, согласно коммент. ст. они не признаются охраняемыми законом результатами интеллектуальной деятельности или средствами индивидуализации.

3. Кардинальным решением данной проблемы стал бы отказ законодателя от навязанной ему разработчиками проекта ГК идеи закрытого перечня охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации. Это можно сделать либо путем включения в первое предложение п.1 коммент. ст. слова "в частности", либо дополнив п.1 подп.17 следующего содержания: "17. Иные результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, предусмотренные законом".

До того, как это произойдет, выход из создавшейся ситуации видится в расширительном толковании п.1 коммент. ст. Иначе говоря, следует признать, что в ст.1225 названы лишь основные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, пользующиеся правовой охраной в Российской Федерации. Наряду с ними в России охраняются также иные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, о которых говорится в других помимо Гражданского кодекса законах.

Возможность такого подхода к толкованию п.1 ст.1225 вытекает из самого перечня охраняемых объектов, который трудно признать идеальным. В частности, в качестве самостоятельного объекта охраны в нем фигурируют программы для ЭВМ, хотя в дальнейшем указано, что они охраняются как литературные произведения (п.1 ст.1259 ГК). Напротив, такой новый объект смежных прав, как публикация ранее не обнародованного произведения науки, литературы и искусства, перешедшего в общественное достояние (ст.1337-1344 ГК), в перечне охраняемых объектов отсутствует.

4. В соответствии с п.1 коммент. ст. перечисленные в нем результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, т.е. сами произведения науки, литературы и искусства, изобретения, фирменные наименования, товарные знаки и т.д., признаны интеллектуальной собственностью.

Такое понимание интеллектуальной собственности расходится с традиционной для мировой практики трактовкой интеллектуальной собственности как совокупности прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Кроме того, оно противоречит п.VIII ст.2 Конвенции об учреждении ВОИС, в котором указывается, что интеллектуальная собственность включает права, относящиеся к литературным, художественным и научным произведениям, изобретениям, товарным знакам и иным объектам.

До 1 января 2008 года российское законодательство придерживалось такого же подхода. Однако с вступлением в силу части четвертой ГК права на результаты интеллектуальной деятельности стали именоваться особыми интеллектуальными правами (ст.1226 ГК), а в интеллектуальную собственность превратились сами результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.

5. Сведение понятия "интеллектуальная собственность" к результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации и введение в оборот надуманных понятий "интеллектуальные права" и "исключительное право" являются ошибочными законодательными решениями. В ходе обсуждения проекта части четвертой ГК против них выступало большинство ученых и правообладателей (см.: Белая книга. История и проблемы кодификации законодательства об интеллектуальной собственности: Сборник документов, материалов и научных статей / под ред. В.Н.Лопатина. М., 2007). Тем не менее данное решение было фактически навязано российскому обществу узкой группой лиц, сумевших заручиться поддержкой во властных структурах.

Исходя из того, что: а) понятие интеллектуальной собственности, закрепленное коммент. ст., противоречит тому, как оно трактуется Конвенцией об учреждении ВОИС; б) Российская Федерация является участницей данной Конвенции; в) ст.15 Конституции и ст.7 ГК устанавливают приоритет норм международных договоров Российской Федерации перед правилами, предусмотренными гражданским законодательством, под интеллектуальной собственностью следует понимать совокупность личных и имущественных прав на результаты интеллектуальной, в первую очередь творческой деятельности, а также на приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий.

Что же касается самих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, то они выступают в качестве объектов интеллектуальной собственности.

Такая трактовка понятия "интеллектуальная собственность" не только соответствует действующему праву (если приоритет норм международного права признается не на словах, а на деле), но и согласуется со сложившимся словоупотреблением. Так, мы ведь не называем собственностью вещи, которыми владеет, пользуется и распоряжается субъект права собственности; под собственностью понимаются сами права, которые принадлежат субъекту права собственности. Поэтому и интеллектуальной собственностью (правом интеллектуальной собственности) правильнее называть соответствующие права, которые принадлежат правообладателям, а не объекты этих прав.

6. В пользу такого подхода свидетельствует п.2 коммент. ст., который воспроизводит второе предложение п.1 ст.44 Конституции о том, что "интеллектуальная собственность охраняется законом". Очевидно, что в Конституции под интеллектуальной собственностью понимают права, которые принадлежат авторам, изобретателям и другим правообладателям, поскольку охраняться могут лишь права, а не объекты соответствующих прав. Это подтверждается, в частности, ст.35 Конституции, в которой говорится об охране права частной собственности и права наследования.

7. Термин "закон" употреблен в п.2 коммент. ст. в своем обобщенном значении, обнимающем собой как собственно законодательные акты, так и принятые в их развитие подзаконные акты. Охрана права интеллектуальной собственности обеспечивается также актами толкования действующего законодательства, которые даются высшими судебными инстанциями, если они обязательны для исполнения (например, разъяснения, содержащиеся в постановлениях Пленумов ВС РФ и ВАС РФ). Наконец, в соответствии со ст.15 Конституции и ст.7 ГК при предоставлении охраны интеллектуальной собственности должны приниматься во внимание общепризнанные принципы и нормы международного права, а также нормы международных договоров Российской Федерации, положения которых имеют приоритет перед внутренним законодательством Российской Федерации.

Комментарий к статье 1226. Интеллектуальные права

1. Коммент. ст. вводит в юридический оборот понятие интеллектуальных прав, которыми в части четвертой ГК обозначаются права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации. Данное понятие является собирательным, поскольку им охватываются все возможные права, которые могут возникать в отношении различных объектов правовой охраны. В сущности, оно равнозначно используемому во всем мире понятию "интеллектуальная собственность" (право интеллектуальной собственности).

2. Интеллектуальные права включают в себя три вида прав: а) исключительное право; б) личные неимущественные права; в) иные права.

Из коммент. ст. следует, что исключительное право входит в состав интеллектуальных прав на все результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, в то время как личные неимущественные и иные права в отношении объектов правовой охраны возникают лишь тогда, когда это предусмотрено законом. Данный подход основан на том, что не все объекты правовой охраны являются результатами творческой деятельности.

3. Центральное место среди интеллектуальных прав занимает исключительное право, которое носит имущественный характер. Подробный анализ данного права дан в коммент. к ст.1229 ГК. Здесь лишь отметим, что данное право рассматривается законодателем в качестве сложносоставного понятия, которое включает в себя возможность использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации по своему усмотрению и возможность ими распоряжаться. В свою очередь возможности использовать объект правовой охраны и распоряжаться им состоят из ряда правомочий, которые раскрываются в ст.1229, 1233-1236 ГК, а также конкретизируются в главах, посвященных отдельным результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации.

Следует учитывать, что наряду с общими чертами (имущественная природа, абсолютный характер) исключительные права на отдельные объекты имеют между собой различия. В частности, некоторые исключительные права не могут отчуждаться (например, права на фирменное наименование и наименование места происхождения товара), по-разному решается вопрос о сроке и территории их действия, исключительным правом на некоторые объекты могут обладать независимо друг от друга несколько лиц и т.д.

4. Такой вид интеллектуальных прав, как личные неимущественные права, лишен коммент. ст. статуса исключительных прав. Ошибочность такого подхода является очевидной, если, конечно, исходить не из созданных составителями проекта части четвертой ГК искусственных правовых конструкций, а вспомнить об исконном значении такого свойства некоторых субъективных гражданских прав, как исключительность.

Исключительными традиционно считались те гражданские права, которые закрепляли за их субъектами монополию правообладания на то или иное благо, причем благо как имущественное, так и личное. Иначе говоря, в соответствии с обычным пониманием исключительность права означает, что соответствующее благо может принадлежать только одному субъекту и никому более.

В этом смысле свойство исключительности субъективного права сходно с такой его характеристикой, как абсолютность. Но все же они друг с другом не совпадают, поскольку акцент делается на разных сторонах правообладания: исключительность как свойство субъективного права подчеркивает, что только конкретный управомоченный субъект обладает соответствующим благом, а абсолютность указывает на то, что управомоченному лицу противостоят все третьи лица, на которых лежит обязанность воздерживаться от вмешательства в дела правообладателя.

Вряд ли требует особых доказательств то обстоятельство, что личные неимущественные права в рассматриваемой сфере обладают свойством исключительности в гораздо большей степени, чем имущественные права на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации и распоряжение ими. Так, право авторства на произведение возникает только у лица, творческим трудом которого оно создано. Данное право вне всякого сомнения является исключительным, более того, оно неотрывно от своего создателя, поскольку даже при всем желании не может быть отчуждено от автора.

Поэтому, несмотря на то что в коммент. ст., как и во всей части четвертой ГК, исключительным правом объявлено лишь имущественное право на использование и распоряжение результатами интеллектуальной деятельности (с чем приходится считаться в практическом правоприменении), не следует забывать о том, что личные неимущественные права по самой своей природе не могут быть лишены свойства исключительности.

5. В качестве примера "иных прав" в коммент. ст. приведены право следования и право доступа. Указанные права являются имущественными (см. коммент. к ст.1292-1293 ГК), но не входят в состав тех правомочий, которые составляют содержание исключительного права. В частности, они закрепляются только за самими авторами некоторых видов произведений и не могут отчуждаться другим лицам (за исключением возможного перехода к наследникам автора права следования).

Помимо названных иными правами, не относящимися к исключительному праву и личным неимущественным правам, могут считаться, в частности, право на вознаграждение, которое приобретают автор служебного результата интеллектуальной деятельности (ст.1295, 1320, 1370 ГК и др.) и композитор, являющийся автором музыки, использованной в аудиовизуальном произведении (п.3 ст.1293 ГК), право автора на получение патента (ст.1357 ГК), а также некоторые иные права.

6. Ценность понятия "интеллектуальные права" является весьма сомнительной. Во-первых, как отмечалось в коммент. к ст.1225 ГК, во всем мире для обозначения этих прав используется термин "интеллектуальная собственность". Поэтому принятое решение идет в разрез активному процессу унификации законодательства об интеллектуальной собственности, которым охвачены все остальные страны. Во-вторых, как показывает анализ части четвертой ГК, так называемые интеллектуальные права на деле оказываются избыточным понятием, поскольку в Кодексе данное понятие практически не используется. С его введением произошло лишь удвоение терминов, поскольку интеллектуальные права на произведения науки, литературы и искусства в дальнейшем называются авторскими (п.1 ст.1255 ГК), на исполнения, фонограммы и другие аналогичные объекты - смежными правами (п.1 ст.1303 ГК); на изобретения, полезные модели и промышленные образцы - патентными правами (п.1 ст.1345 ГК) и т.д.

Комментарий к статье 1227. Интеллектуальные права и вещные права

1. В п.1 коммент. ст. закреплен принцип независимости интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации и права собственности и иных вещных прав на те материальные носители, в которых они выражены. Ранее подобная норма содержалась лишь в Законе об авторском праве. Однако поскольку данный принцип действует в отношении всех результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, он вполне резонно вынесен в общие положения. В его основе лежит различие, которое существует между результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации как благами нематериальными и теми вещами, в которых они получают объективное воплощение (рукопись, холст, цифровая запись и т.п.). В отношении первых действуют интеллектуальные права, а вторые являются объектами вещных прав. Как правило, эти права независимы друг от друга.

2. Хотя в коммент. ст. упоминается только о праве собственности и иных вещных правах на материальный носитель, тот же принцип действует и тогда, когда в отношении соответствующих материальных носителей возникают обязательственные и иные права (передача в аренду, в залог и т.д.).

3. Независимость интеллектуальных прав и прав на материальный носитель означает также, что, несмотря на прекращение права на материальный носитель (например, в связи с его гибелью), интеллектуальные права на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации, которые в них были воплощены, продолжают действовать.

4. Пункт 2 коммент. ст., в сущности, конкретизирует принцип независимости интеллектуальных прав и прав на материальный носитель, дополнительно поясняя, что он действует при отчуждении прав на материальный носитель.

Данное положение имеет важное правовое значение для оценки прав, переданных (предоставленных) на договорной основе. На практике нередко встречаются случаи, когда по тем или иным причинам (экономия на налогах, юридическая безграмотность и т.п.) договор, направленный, по сути, на передачу (предоставление) прав на результат интеллектуальной деятельности, предусматривает лишь отчуждение самого материального носителя (например, куплю-продажу комплекта чертежей, составляющих архитектурный проект). В случае возникновения спора о том, предоставлены ли по такому договору права на использование самого результата интеллектуальной деятельности, достаточно велик шанс того, что права приобретателя будут ограничены правами на сам материальный носитель.

5. Вместе с тем принцип независимости интеллектуальных прав и прав на материальный носитель не является абсолютным, так как знает несколько исключений. На одно из них указывает п.2 коммент. ст., отсылающий к абз.2 п.1 ст.1291 ГК. Последний гласит, что при отчуждении оригинала произведения его собственником, обладающим исключительным правом на произведение, но не являющимся автором произведения, исключительное право на произведение переходит к приобретателю оригинала произведения, если договором не предусмотрено иное (см. коммент. к указ. ст.).

Наряду с ним имеется ряд других случаев, предусмотренных непосредственно законом, когда передача прав на материальный носитель приводит к возникновению у его приобретателя определенных интеллектуальных прав в отношении результата интеллектуальной деятельности, воплощенного в этом материальном носителе.

Так, в соответствии с абз.1 п.2 ст.1291 ГК приобретатель оригинала произведения, к которому не перешло исключительное право, вправе без согласия автора или иного правообладателя без выплаты ему вознаграждения демонстрировать приобретенный в собственность оригинал произведения и воспроизводить его в каталогах выставок и в изданиях, посвященных его коллекции, а также передавать оригинал этого произведения для демонстрации на выставках, организуемых другими лицами (см. коммент. к указ. ст.). Аналогичные случаи предусмотрены абз.2 и 3 п.2 ст.1291 ГК применительно к отчуждению оригиналов произведений изобразительного искусства и фотографических произведений.

Согласно п.1 ст.1280 ГК лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ или экземпляром базы данных (пользователь), вправе без разрешения автора или иного правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения записывать и хранить их в памяти ЭВМ. Поскольку запись программы для ЭВМ (базы данных) в память компьютера является ее воспроизведением, у приобретателя экземпляра возникает (хотя и в ограниченных пределах - запись в память только одного компьютера или использования одним пользователем сети) одно из правомочий, входящих в содержание исключительного права (см. коммент. к указ. ст.).

В соответствии со ст.1272, 1325, 1344, 1359, 1487 ГК введение в гражданский оборот материального носителя, в котором выражен результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, влечет за собой исчерпание исключительного права. Хотя в данном случае переход права собственности на материальный носитель не переносит на приобретателя этого носителя исключительное право, сам этот материальный носитель может с этого момента циркулировать в гражданском обороте свободно (см. коммент. к указ. ст.).

Таким образом, указание п.2 коммент. ст. на абз.2 п.1 ст.1291 ГК как на единственное исключение из общего принципа независимости интеллектуальных прав и вещных прав на материальный носитель является неверным.

6. Пункт 3 коммент. ст. указывает на то, что к интеллектуальным правам не применяются положения Раздела II "Право собственности и другие вещные права" ГК, если иное не установлено правилами настоящего раздела. Раздел VII "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации" не содержит норм, которые бы отсылали к правилам Раздела II ГК.

Доступ к полной версии документа ограничен
Этот документ доступен в системах «Техэксперт» и «Кодекс». Вы также можете приобрести документ прямо сейчас за 49 руб.