• Текст документа
  • Статус
Действующий

     
Министерство юстиции Российской Федерации
ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ

ПИСЬМО

     
от 11 июня 2009 года N 10/1-2236

     
О судебной практике



Федеральной службой исполнения наказаний проанализированы и обобщены поступившая информация и сведения, касающиеся судебной практики по делам с участием представителей уголовно-исполнительной системы в I квартале 2009 года.

Направляю обзорные материалы судебной практики за I квартал 2009 года и справку, обобщающую деятельность юридических служб в данном направлении в 2008 году, для учета и использования в работе.

В силу положений, закрепленных в распоряжении ФСИН России от 28.01.2008 N 15-р, требую при представлении материалов в правовое управление ФСИН России отражать в них информацию о работе по отрицательным судебным решениям, а также комментировать часть обзорных материалов. По аналогичным делам, по которым приняты противоположные решения судов, проводить тщательный анализ для выявления и недопущения впредь ошибок при защите интересов УИС в судах.

Правовому управлению ФСИН России обобщать данные материалы и направлять их ежеквартально в виде обзоров в структурные подразделения ФСИН России, УФСИН России по федеральным округам, территориальные органы ФСИН России и учреждения, непосредственно подчиненные ФСИН России.

Обращаю внимание на необходимость укрепления юридических служб учреждений и органов УИС с учетом возрастающей нагрузки, в том числе связанной с реализацией Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ.


Действительный государственный советник
юстиции Российской Федерации 1 класса
Ю.И.Калинин

Приложение. Обзорные материалы судебной практики за I квартал 2009 года



Приложение


[Обзорные материалы судебной практики за I квартал 2009 года]

Исковые требования по представлениям прокуратуры


1. В суд обратился прокурор Прикубанского округа г.Краснодара в интересах осужденного с иском к ФБУ ИК-14 УФСИН России по Краснодарскому краю. В своих требованиях истец указал, что осужденный в ноябре 2006 года обратился в медицинскую часть ФБУ ИК-14 с жалобой на ухудшение зрения. По мнению осужденного, надлежащее лечение медицинской частью учреждения не осуществлялось, что расценено прокурором как бездействие, нарушающее права осужденного на охрану здоровья (ст.ст.12, 101 УИК РФ).

В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что в ноябре 2006 года осужденный обратился в медицинскую часть ФБУ ИК-14 с жалобой на ухудшение зрения, в связи с чем был направлен в ЛИУ N 5 УФСИН России по Республике Адыгея, где ему был поставлен диагноз "незрелая катаракта правого глаза, ангиопатия сетчатки левого глаза". Рекомендовано ношение очков, оперативное лечение.

Указанные рекомендации в части амбулаторного лечения администрацией ФБУ ИК-14 выполнялись. В соответствии с приказом Минюста России от 16.08.2006 N 263 "Об утверждении перечня лечебно-профилактических и лечебных исправительных учреждений уголовно-исполнительной системы для оказания медицинской помощи осужденным" осужденные, отбывающие наказание в учреждениях УИС Краснодарского края, должны направляться на стационарное лечение в ФБЛПУ "ОБ им.Ф.П.Гааза ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области".

Администрацией ФБУ ИК-14 был направлен запрос на оперативное лечение в вышеуказанное лечебное учреждение, на который поступил ответ о невозможности проведения операции осужденному по техническим причинам и рекомендовано плановое лечение после освобождения.

С 31.01.2008 по 11.02.2008 осужденный повторно проходил лечение в ЛПУ N 5 и был выписан с рекомендацией оперативного лечения в условиях офтальмологического отделения.

Администрацией учреждения повторно был направлен запрос в ФБЛПУ "ОБ им.Ф.П.Гааза ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области". В поступившем ответе о невозможности проведения операции по техническим причинам рекомендовано проведение операции по месту отбывания наказания в условиях микрохирургического офтальмологического отделения.

В настоящее время между ФБУ ИК-14 и ГУЗ "Краевая клиническая больница N 1 им.Очаповского" заключен договор об оказании платных услуг осужденному.

Таким образом, нарушений прав осужденного на охрану здоровья, предусмотренных ст.ст.12, 101 УИК РФ, со стороны ФБУ ИК-14 не имеется.

Решением суда в исковых требованиях прокурору Прикубанского округа г.Краснодара отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского суда от 26.03.2009 решение суда первой инстанции оставлено без изменения, кассационное представление - без удовлетворения.

2. Свердловский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Свердловской области (далее - Прокурор) обратился в суд с иском к гражданам Ш.И. и Ш.Л. о признании сделки недействительной. В обоснование иска указал, что 20.06.2006 между ФБУ КП-59 ГУФСИН России по Свердловской области и ответчиками заключен договор мены недвижимого имущества.

По согласованию с собственником ФСИН России ФБУ КП-59 передало ответчикам в равнодолевую собственность нежилое помещение - здание клуба, а также право постоянного (бессрочного) пользования на земельный участок, расположенный под объектом недвижимости. В свою очередь, ответчики передали ФБУ КП-59 принадлежащее им жилое помещение - четырехкомнатную квартиру. Указанный договор не соответствует требованиям действующего законодательства и является ничтожным.

Суд, отказывая в удовлетворении исковых требований, указал, что ссылка Прокурора в обоснование исковых требований, на положения Закона об ограничении прав учреждений (ст.120, п.1 ст.296, п.1 ст.298 ГК РФ) как на основания для признания сделки ничтожной в соответствии со ст.168 ГК РФ не может быть принята судом, поскольку, исходя из сложившихся правоотношений сторон, сделка была совершена от имени, с согласия и с последующим одобрением собственника отчуждаемого имущества (ФСИН России), в связи с чем указанные положения Закона к рассматриваемым правоотношениям сторон применены быть не могут.

Кроме того, ссылка Прокурора на пп.8 п.4 ст.27 Земельного кодекса РФ об изъятии из оборота земельных участков, занятых объектами учреждений и органов ФСИН также не может быть принята как основание заявленных исковых требований, поскольку право собственности на объект (здание клуба) перешло к гражданам правомерно от собственника (ФСИН России) и переход в таком случае на земельный участок к данным лицам не нарушает требований Закона с учетом того, что право собственности на землю осталось у прежнего собственника субъекта Федерации (Мингосимущества по Свердловской области).

Также судом отмечено, что поскольку в силу ч.1 ст.45 ГК РФ Прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту интересов Российской Федерации, Прокурору необходимо указывать, в чем конкретно заключаются интересы Российской Федерации, какое право нарушено, а также ссылаться на закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающие способы защиты этих интересов (абз.4 п.2 приказа Генпрокуратуры РФ от 02.12.2003 N 51 "Об обеспечении участия прокурора в гражданском судопроизводстве").

Однако Прокурором при рассмотрении данного дела не указано, в чем конкретно заключаются интересы Российской Федерации, поскольку он представляет самостоятельного собственника федерального имущества - ФСИН России. Кроме того, не указано, какое право ФСИН России нарушено спорной сделкой, поскольку ФСИН России считает сделку совершенной к своей выгоде.

Определением Свердловского областного суда от 09.12.2008 решение Красногорского районного суда г.Каменск-Уральского Свердловской области от 15.10.2008 оставлено без изменения, кассационное представление Прокурора без удовлетворения.


Иски сотрудников (бывших сотрудников) уголовно-исполнительной системы


1. К ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Иркутской области обратился с иском бывший сотрудник о признании приказов об увольнении незаконными, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за дни вынужденного прогула, компенсации морального вреда и услуг представителя.

Приказом начальника учреждения истец был уволен по ст.58 п."г" Положения о службе в органах внутренних дел (по окончании срока действия контракта). Учреждением была соблюдена уведомительная процедура за 2 месяца до увольнения. Дважды выдавалось направление на ВВК. При беседе разъяснялись возможности увольнения по другим основаниям.

Обращаясь в суд, истец полагал, что увольнение произведено в нарушение п.17.14, 17.15 Инструкции о порядке применения Положения о службе в ОВД РФ, т.е. увольнение в период временной нетрудоспособности и без заключения ВВК.

Спустя 2 месяца после увольнения истец представил листки нетрудоспособности, на основании их дата увольнения была перенесена на дни болезни.

Судом с учетом ст.60 ч.3, ст.58 Положения о прохождении службы в ОВД РФ установлено, что увольнение произведено законно.

При вынесении решения суд учел указания Пленума Верховного Суда Российской Федерации (п.27 Постановления от 17.03.2004 N 2) о том, что при рассмотрении дел о восстановлении на работе должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом со стороны самих работников, в частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы.

Суд в решении указал, что у работодателя (учреждения) нет обязанности дожидаться результатов военно-врачебной комиссии для увольнения по истечении срока службы, в связи с тем, что заключение ВВК является основанием для увольнения по п."ж", "з" ст.58 Положения. Перечень документов, прилагаемых к представлению об увольнении, предусмотренный п.17.14 Инструкции о порядке применения Положения, носят общий характер и не являются обязательными в полном объеме для всех оснований увольнения, поскольку связаны с обстоятельствами и причинами увольнения, а в случае истечения срока не имели существенного значения для принятия решения об увольнении.

В удовлетворении исковых требований истцу полностью отказано.

2. К ГУФСИН России по Иркутской области в Куйбышевский районный суд г.Иркутска обратились в разное время с исковыми заявлениями бывшие сотрудники, уволенные в разное время по пункту "е" ст.58 Положения о прохождении службы в ОВД РФ, с требованиями о взыскании недополученных денежных сумм при увольнении. У всех были требования, что единовременное пособие выплачено без учета районного коэффициента и процентной надбавки за службу в районах, приравненных к районам Крайнего Севера, компенсацию за несвоевременную выплату пособия в полном объеме.

Судом все дела были рассмотрены по существу и установлено, что районный коэффициент и северная надбавка применяются к денежному довольствию сотрудников учреждений и органов УИС, проходящих службу (постановление Правительства РФ от 22.09.93 N 941). Пособие по увольнению не является денежным довольствием сотрудника и указанные начисления на него производиться не должны.

В исковых требованиях всем указанным сотрудникам судом было отказано.

3. Истец (бывший сотрудник) обратился в Октябрьский районный суд г.Архангельска с исковыми требованиями к УФСИН России по Архангельской области и ФБУ УК о признании незаконным приказа о его увольнении от 01.12.2008, восстановлении в ранее занимаемой должности, взыскании морального вреда в размере 300000 рублей.

В обоснование требований указал, что приказом ФСИН России от 20.11.2007 предписано провести организационно-штатные мероприятия в ФБУ УК, приказом УФСИН от 30.11.2007 истец зачислен в распоряжение ФБУ с 03.12.2007. О предстоящем увольнении истец был уведомлен 09.12.2007 с вручением направления для прохождения ВВК.

В период 2008 года истец находился в отпуске, а также был нетрудоспособен в связи с заболеванием. На момент издания приказа об увольнении от 01.12.2008 истец находился в состоянии временной нетрудоспособности. Период временной нетрудоспособности был закончен 19.12.2008.

Суд удовлетворил исковые требования по следующим основаниям: должностные лица УФСИН и УК, располагая сведениями о нахождении истца в отпуске до 03.11.2008, начиная с этого момента и до принятия решения об увольнении истца, не предприняли мер к выяснению причин неявки истца на службу.

Тем самым, имея возможность установить причины отсутствия истца, работодатель допустил бездействие и уволил сотрудника, который отсутствовал на службе по уважительной причине. С учетом требований ст.18.1 Инструкции (приказ Минюста России от 06.06.2005 N 76) сотрудники, признанные в установленном порядке незаконно уволенными со службы в УИС, подлежат восстановлению, соответственно, в должности, специальном звании, на службе. Аналогично установлено ст.65 Положения о прохождении службы в ОВД РФ (от 23.12.92 N 4202-1).

Решением суда истец восстановлен в ранее занимаемой должности, приказ об увольнении от 01.12.2008 признан незаконным, взыскано с УФСИН в пользу истца денежная компенсация морального вреда в сумме 500 рублей и расходы на госпошлину.

4. В соответствии с п."м" ст.58 Положения о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации сотрудники УИС могут быть уволены со службы в связи с осуждением за преступление после вступления обвинительного приговора в законную силу.

Приговором Уваровского районного суда Тамбовской области от 10.02.2004 В. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п."а, в, г" ч.2 ст.162 УК РФ, ч.2 ст 162 УК РФ. В связи с осуждением В. и вступлением обвинительного приговора в законную силу В. был уволен с занимаемой должности из уголовно-исполнительной системы по п."м" ст.58 Положения о прохождении службы в органах внутренних дел РФ с 29.06.2004.

Приказом и.о.начальника от 16.12.2004 дата увольнения В. была изменена на 11.09.2001, то есть дату избрания судом меры содержания под стражей и начало течения срока отбывания наказания.

В. обжаловал данный приказ в суде. В ходе судебного разбирательства было установлено, что последним рабочим днем В. было 11.09.2001. 12.09.2001 он был задержан правоохранительными органами, и судом ему была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, 20.09.2001 он был привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу.

Суд счел дату увольнения В. со службы 11.09.2001 основанной на нормах закона, поскольку ч.3 ст.77 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникших трудовых правоотношений, т.е. до внесения изменений ФЗ от 30.06.2006 N 90), устанавливает, что днем увольнения работника является последний день его работы, в связи с чем работодатель обязан был руководствоваться нормами трудового законодательства.

Увольнение В. со службы с 29.06.2004 и включение в выслугу лет периода его нахождения под стражей, когда он не исполнял свои служебные обязанности, по мнению суда, противоречило бы положениям Закона РФ от 12.02.93 N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей". Так, ч.1 ст.18 названного Закона закреплено правило о включении в выслугу лет для назначения пенсии, помимо периодов прохождения службы в органах уголовно-исполнительной системы, некоторых иных периодов, в том числе времени отбывания наказания и содержания под стражей сотрудников органов внутренних дел, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности. Таким образом, была закреплена специальная гарантия, направленная на восстановление прав гражданина, незаконно привлеченного к уголовной ответственности и осужденного.

Приравнивание же периода законного содержания под стражей к прохождению службы в органах ФСИН, на чем фактически настаивал истец, заявляя иск об изменении даты своего увольнения на период, когда он содержался под стражей, по мнению суда, противоречило бы цели исчисления выслуги - назначению пенсии в связи с осуществлением профессиональной деятельности в уголовно-исполнительной системе.

5. Южно-Сахалинским городским судом 30.01.2009 отказано в удовлетворении исковых требований бывшему сотруднику ФБУ ИК-1.

Истец не согласился с увольнением по ст.58 п."к" Положения о прохождении службы в органах внутренних дел РФ, просил изменить формулировку на п."а" и компенсировать моральный вред в размере 100000 рублей. В связи с соблюдением ответчиком - ФБУ ИК-1 процедуры увольнения за нахождение на службе в состоянии алкогольного опьянения, оснований для удовлетворения исковых требований не имелось.


Жилищные вопросы


1. УФСИН России по Забайкальскому краю обратилось в суд с иском к сотруднику о взыскании денежной суммы, процентов за пользование чужими денежными средствами.

В соответствии с приказом Минюста России N 281 "Об утверждении инструкции о порядке оказания сотрудникам уголовно-исполнительной системы безвозмездной финансовой помощи по оплате стоимости кооперативного жилья и погашению кредита банка на индивидуальное жилищное строительство", а также с решением жилищно-бытовой комиссии УФСИН России по Читинской области (протокол от 29.09.2006), приказа УФСИН России по Читинской области от 15.11.2006 N 436, ответчику - начальнику отдела тылового обеспечения УФСИН России по Читинской области была оказана безвозмездная финансовая помощь по оплате стоимости жилья в сумме 313200 рублей. Указанные денежные средства были перечислены на счет кооператива "Строим вместе", членом которого являлся ответчик.

21 июля 2006 года ответчик был принят в члены Потребительского ипотечного кооператива "Строим вместе" с условием приобретения двухкомнатной квартиры, проектной площадью 65,8 кв.м, (кв. N 100), стоимостью 1217300 рублей, исходя из стоимости 18500 рублей за квадратный метр. Ввод дома в эксплуатацию ожидался в IV квартале 2008 года.

В январе 2007 года ответчик вышел из кооператива "Строим вместе", об этом факте начальника УФСИН России по Забайкальскому краю в известность не поставил. Свой выход ответчик мотивировал тем, что строительство дома не ведется. Вместе с тем в ходе проверки Управлением установлено, что строительство дома ведется, а денежные средства, перечисленные в кооператив, на оказание безвозмездной финансовой помощи по оплате стоимости кооперативного жилья, по заявлению ответчика были ему возвращены, которыми ответчик распорядился по своему усмотрению.

Поскольку решение об оказании финансовой помощи ответчику было принято начальником Управления на основании решения жилищно-бытовой комиссии исключительно для приобретения им жилья, то ответчик не имел права по использованию перечисленных средств по своему усмотрению.

В связи с чем истец - УФСИН России по Забайкальскому краю - просит суд взыскать в пользу Управления с ответчика денежную сумму в размере 313200 рублей,

В судебном заседании, оспаривая исковые требования, ответчик ссылался на то, что из членов ПИК "Строим вместе" он вышел в связи с тем, что дом, где планировалось приобрести ему квартиру, не строился. Однако эти доводы ответчика опровергаются его личным заявлением от 25.01.2007 на имя председателя Потребительского кооператива.

Из названного заявления видно, что ответчик просит вывести его из состава членов кооператива ввиду отсутствия денежных средств на ежемесячные платежи и вступительный взнос, а не по каким-либо другим причинам.

В соответствии со ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В нарушение данной нормы ответчиком не представлено суду доказательств, подтверждающих его пояснения относительно выхода из ПИК "Строим вместе" вследствие долгостроя.

Принимая во внимание установленные юридически значимые обстоятельства по настоящему делу, суд полагает, что требования о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст.395 ГК РФ заявлены истцом обоснованно и подлежат удовлетворению в полном объеме.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.194-195 ГПК РФ, суд решил: исковые требования удовлетворить. Взыскать с ответчика в пользу УФСИН России по Забайкальскому краю денежную сумму в размере 313200 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 34829 рублей 29 копеек, судебные расходы в сумме 8344 рубля 90 копеек, всего 356374 рубля 19 копеек.

2. ГУФСИН России по Приморскому краю (третье лицо на стороне истца), от имени ФСИН России, обратилось в суд с исковым заявлением к бывшему сотруднику и членам его семьи о возмещении стоимости неосновательного обогащения.

Ответчик с 2000 года состоял на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, по его заявлению в 2004 году включен в состав участников программы "Государственные жилищные сертификаты" (далее ГЖС). Занимаемое ответчиком жилое помещение - квартира, принадлежит ответчику на праве собственности.

Согласно п.30 Правил выпуска и реализации ГЖС, утвержденных постановлением Правительства РФ от 21.03.2006 N 153, на получателя жилищного сертификата возлагается обязанность по безвозмездной передаче принадлежащих им на праве собственности или членам их семей на праве общей собственности жилых помещений в государственную или муниципальную собственность.

При оформлении документов для выдачи государственного жилищного сертификата ответчик и его жена оформили обязательство от 01.08.2006 от себя и от имени несовершеннолетних детей (как их законные представители) о сдаче и освобождении занимаемого жилого помещения в срок не позднее 2 месяцев со дня приобретения жилого помещения с помощью ГЖС.

В сентябре 2006 года ЖКУ при ГУИН МЮ РФ ответчику и членам его семьи в порядке, установленном постановлением Правительства РФ от 21.03.2006 N 153, был выдан государственный жилищный сертификат о выделении субсидии на приобретение жилья общей площадью 72 кв.м.

В октябре 2006 года посредством реализации государственного жилищного сертификата ответчик приобрел квартиру. По истечении двухмесячного срока после приобретения жилой площади ответчик не передал и не освободил занимаемое жилое помещение со всеми проживающими с ним членами семьи.

В нарушение обязательства от 01.08.2006 (данные ответчика и его жены), п.30 Правил ответчики не освободили и не передали в установленном порядке квартиру в оперативное управление учреждения - ФГУ ИЗ-25/1 ГУФСИН России по Приморскому краю (федеральную собственность).

Таким образом, ответчик своими действиями совершил неосновательное приобретение (сбережение) имущества за счет другого лица без должного правового основания.

В соответствии со ст.1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество, причем независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего или третьих лиц.

Согласно ст.1105 ГК РФ в случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения. Действительная стоимость квартиры согласно справке территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Приморскому краю составляет 671365 рублей.

В случае исполнения ответчиком обязательства по передаче квартиры данное недвижимое имущество переходит в федеральную собственность, правом распоряжения имуществом уголовно-исполнительной системы обладает федеральный орган исполнительной власти - ФСИН России (ст.11 Закона РФ от 21.07.93 N 5474-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы").

Руководствуясь ст.ст.322, 1102-1105 ГК РФ и п.30 постановления Правительства РФ от 21.03.2006 N 153, ГУФСИН России по Приморскому краю просит суд взыскать с ответчика сумму неосновательного обогащения, составляющую стоимость квартиры в размере 671365 рублей в доход федерального бюджета.

Решением Первомайского районного суда г.Владивостока исковые требования удовлетворены в полном объеме. Определением судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 12.02.2009 решение Первомайского районного суда г.Владивостока оставлено без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

3. Сотрудник обратился в суд с иском к ФБУ ИК-3 УФСИН России по Ямало-Ненецкому АО о восстановлении в очереди работников, нуждающихся в получении жилья, обосновывая свои требования тем, что в период прохождения службы у ответчика 15.05.2003 им был подан рапорт на имя начальника о постановке его на учет как нуждающегося в получении жилья.

23.10.2006 в ходе проверки работы жилищно-бытовой комиссии учреждения было установлено, что истец поставлен на жилищный учет в нарушение ст.11 Закона Ямало-Ненецкого автономного округа "О порядке обеспечения жильем граждан, проживающих в Ямало-Ненецком автономном округе", т.е. был признан нуждающимся в улучшении жилищных условий, но на тот момент не имел постоянной регистрации в ЯНАО, в связи с этим был снят с очереди.

В судебном заседании установлено, что истец с 2003 года проживает на территории п.Харп ЯНАО, на момент включения его в очередь как нуждающегося в получении жилья своего постоянного помещения не имел, проживал по найму в жилых помещениях, принадлежащих гражданам, а также в общежитии. Истец и члены его семьи избрали п.Харп для постоянного проживания. Других жилых помещений на территории Российской Федерации не имеют. Между истцом и ответчиком заключены долгосрочные трудовые отношения.

В силу постановления Конституционного Суда от 02.02.98 N 4-11 уведомление гражданином Российской Федерации органов регистрационного учета о месте своего пребывания и жительства в соответствии с установленным законом порядком является не только его правом, но и обязанностью. Вместе с тем сам по себе факт регистрации или отсутствие таковой не порождает для гражданина каких-либо прав и обязанностей, и согласно ч.2 ст.3 Закона РФ "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ" не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией РФ, федеральными законами и законодательными актами субъектов РФ. Регистрационный учет не может носить разрешительного характера и не должен приводить к ограничению конституционного права гражданина выбирать место пребывания и жительства. Следовательно, истец не мог быть снят с очереди нуждающихся в получении жилья лишь по тому основанию, что не имел постоянной регистрации на территории п.Харп.

Решение жилищно-бытовой комиссии ФБУ ИК-3 УФСИН России по Ямало-Ненецкому АО о снятии истца с очереди сотрудников, нуждающихся в улучшении жилищных условий, правомерным признать нельзя.

Суд принял решение обязать жилищно-бытовую комиссию ФБУ ИК-3 УФСИН России по Ямало-Ненецкому АО восстановить истца в очереди сотрудников, нуждающихся в улучшении жилищных условий.


Исковые требования осужденных и иски в отношении осужденных к лишению свободы


1. Осужденный обратился в суд с иском к ответчику ФБУ ИК-7 УФСИН России по Забайкальскому краю с требованием о взыскании компенсации морального вреда в сумме 100000 рублей.

В обоснование заявленного иска указал следующее.

Постановлением начальника ФБУ ИК-7 от 31.12.2007 он был водворен в штрафной изолятор сроком на 15 суток за нарушение формы одежды. Освобожден 15.01.2008 постановлением старшего помощника прокурора края от 19.09.2008, постановление начальника колонии в отношении осужденного отменено как необоснованное.

В связи с незаконным и необоснованным водворением в ШИЗО сроком на 15 суток, фактом содержания в ШИЗО в условиях, унижающих человеческое достоинство, ему были причинены нравственные страдания.

Сам факт привлечения к дисциплинарной ответственности считает незаконным и необоснованным, что подтверждается постановлением прокурора.

Поскольку находился в ШИЗО, то был изолирован от остальной территории исправительной колонии. Был лишен возможности употребления дополнительных продуктов, курения, чтения книг. Не имел доступа к свежему воздуху.

Неоднократно обращался в прокуратуру по надзору за соблюдением законов в ИУ по поводу необоснованного водворения его в ШИЗО. Неоднократные отказы в удовлетворении его жалоб вынуждали писать вновь и сильно напрягать зрение, вследствие чего болели не только глаза, но и голова. Указанные обстоятельства явились причиной его отрицательного эмоционального состояния.

Начальник ФБУ ИК-7 УФСИН России по Забайкальскому краю исковые требования не признал, полагая их необоснованными и не подлежащими удовлетворению. В обоснование своей позиции указал, что осужденный был привлечен к дисциплинарной ответственности за нарушение Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, и постановлением начальника колонии водворен в штрафной изолятор сроком на 15 суток.

Содержание осужденного в штрафном изоляторе предусмотрено Уголовно-исполнительным кодексом РФ и Правилами внутреннего распорядка. При содержании осужденных в штрафном изоляторе соблюдаются все правила и нормативы, установленные Минюстом России. Истцом также не представлено суду доказательств того, что его помещение в ШИЗО 31.12.2007 и нахождение там в течение 15 суток связано с обострением имеющегося у него заболевания глаз, которое имело место быть в апреле-мае 2008 года.

Иные ограничения: курение, передвижение, личные вещи (помимо перечня), примененные в отношении осужденного, соответствуют требованиям УИК РФ и разделу 23 ПВР ИУ и не могут расцениваться как действия, унижающие человеческое достоинство.

Руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд решил исковые требования истца к ФБУ ИК-7 УФСИН России по Забайкальскому краю о взыскании компенсации морального вреда в размере 100000 рублей оставить без удовлетворения.

2. Осужденный, отбывающий наказание в ФБУ ИК-7 и находящийся в строгих условиях отбывания наказания (далее - СУОН), обратился в Сегежский городской суд по Республике Коми (далее - РК), с заявлением на действия администрации, которая чинит препятствия при получении полного среднего образования - обязать администрацию восстановить его право на образование.

Свои требования мотивировал тем, что директор общеобразовательной школы не провел контрольные работы за первое полугодие, в связи с чем истец не был аттестован. Также администрацией не создано для спецконтингента условий для заочного образования.

В ходе рассмотрения судом установлено, что условия для получения осужденными к лишению свободы образования (любого уровня) администрацией созданы, а обучение истца было прервано по его личной инициативе.

Истец за нарушение режима отбывания наказания был переведен в помещение камерного типа на 2 месяца. После перевода в ПКТ осужденный прекратил выполнять домашние задания, к администрации учреждения по вопросу создания ему необходимых условий для обучения (предоставления учебников, заданий, письменных принадлежностей и др.) не обращался. В связи с тем, что истец не был аттестован по итогам первого полугодия и впоследствии не приступил к занятиям, приказом директора школы он был отчислен по основаниям невыполнения индивидуального плана обучения.

Решением Сегежского городского суда по РК от 06.03.2009 в удовлетворении заявления отказано.

3. ФБУ ОИУ-1 ОУХД ГУФСИН России по Красноярскому краю обратилось в Мировой суд с исковым заявлением о возмещении материального ущерба, причиненного исправительному учреждению в результате лечения осужденного, который умышленно причинил вред своему здоровью.

Согласно исковым требованиям, ответчик умышленно причинил себе повреждение в виде прокола кожного покрова правой голени. Рана была инфицирована, выставлен диагноз - развивающаяся флегнома правой голени. В связи с данным повреждением осужденный получил лечение в КП-13, а также был доставлен по направлению врача на госпитализацию в Кежемскую РЦБ в хирургическое отделение На лечение и перевозку осужденного в хирургическое отделение МУЗ Кежемская ЦРБ были затрачены материальные средства ФБУ ОИУ-1 ОУХД ГУФСИН России по Красноярскому краю.

Заслушав ответчика и представителя истца, мировым судьей вынесено решение: исковые требования ФБУ ОИУ-1 ОУХД ГУФСИН России по Красноярскому краю к осужденному удовлетворить полностью.

4. ФБУ Исправительная колония N 6 УФСИН России по Республике Саха (Якутия) обратилось в суд с иском к осужденному о возмещении ущерба, причиненного имуществу учреждения.

06.02.2009 решением мирового судьи по судебному участку N 34 Хангаласского района PC (Я) с ответчика, отбывающего наказание в ФБУ ИК-6 УФСИН России по Республике Саха (Якутия), в пользу учреждения взыскана сумма ущерба в размере 317 руб., а также государственная пошлина.

Доводы суда мотивированы ст.101 УИК РФ, 1064 ГК РФ, а также представленными доказательствами. Что подтверждается выпиской из лицевого счета, заключением, актом комиссионного обследования, рапортом начальника отряда.


Арбитражная судебная практика


1. Решение арбитражного суда Волгоградской области.

ФБУ Центральная база материально-технического и военного снабжения ГУФСИН России по Волгоградской области (далее - Центральная база), являясь плательщиком налога на добавленную стоимость на протяжении 2004-2007 годов, предоставляло в ИФНС России по Центральному району г.Волгограда (далее - ИФНС) налоговые декларации по НДС с указанием в них сумм, подлежащих уплате в бюджет.

В соответствии с п.1. ст.23 и п.1 ст.45 НК РФ налогоплательщики обязаны самостоятельно уплачивать законно установленные налоги. В связи с тем, что в установленный срок обязанность по уплате соответствующих сумм налога ответчиком не была исполнена, налоговым органом в соответствии со ст.69, 70 НК РФ в адрес налогоплательщика были вынесены требования с предложениями уплатить НДС и соответствующую пеню в добровольном порядке.

Поскольку суммы НДС и пени в добровольном порядке уплачены не были, налоговый орган обратился в суд с заявлением о взыскании в принудительном порядке, признавая пропуск установленного ст.46 НК РФ срока на обращение в суд с подобным заявлением.

Ответчик - "Центральная база", не оспаривая наличие у него обязанности по уплате налога, указал на отсутствие у истца уважительных причин для восстановления судом пропущенного срока на взыскание недоимки в судебном порядке. Кроме того, суд установил, что налоговый орган не предоставил доказательств соблюдения досудебного порядка урегулирования спора в части взыскания НДС.

В соответствии с п.2 ст.148 АПК РФ суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после принятия его к производству установит, что истцом не соблюден претензионный порядок или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком.

В п.19 Пленума Высшего Арбитражного суда РФ N 5 от 28.02.2001 "О некоторых вопросах применения части первой НК РФ" требование об уплате налога представляет процесс досудебного урегулирования спора. Федеральным законом от 27.07.2007* N 137-ФЗ п.3 ст.46 НК РФ дополнен положением, в соответствии с которым решение о взыскании принимается после истечения срока, установленного в требовании об уплате налога, но не позднее двух месяцев после истечения указанного срока.
________________
* Вероятно, ошибка оригинала. Следует читать: "от 27.07.2006". - Примечание изготовителя базы данных.


Решение о взыскании, принятое после истечения указанного срока, считается недействительным и к исполнению не подлежит.

Данная норма действует с 2007 года. С учетом того, что данная задолженность возникла до 31.12.2006, положения ч.3 ст.46 НК РФ в части возможности восстановления судом пропущенного налоговым органом срока на взыскание недоимки применены быть не могут.

В силу ст.45 НК РФ и в порядке ст.ст.46, 47 НК РФ в случае неуплаты или неполной уплаты налога за счет денежных средств, находящихся на счетах налогоплательщика, а также путем взыскания налога за счет иного имущества налогоплательщика, в соответствии со ст.ст.47, 48 НК РФ, взыскание налога с организации производится в бесспорном порядке.

Как определено п.2 ст.46 НК РФ решения о взыскании налога за счет средств, находящихся на счетах налогоплательщика, принимаются после истечения установленного срока исполнения своих обязанностей по уплате налога, но не позднее 60 дней после истечения срока исполнения требований по уплате.

Имея в виду, что данный срок до 01.01.2007 является пресекательным, то есть не подлежит восстановлению, в случае его пропуска арбитражный суд отказал в удовлетворении требований ИФНС к юридическому лицу.

В судебном заседании ИФНС отказалась от иска в части взыскания пени по НДС. На основании изложенного суд принял отказ ИФНС от пени за НДС, заявление ИФНС в части взыскания НДС в размере 2,3 млн рублей оставил без рассмотрения.

2. УФСИН России по Курганской области обратилось в Арбитражный суд Курганской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Западно-Сибирское строительство" (далее - ответчик), с привлечением в качестве третьего лица открытого акционерного общества "Военно-страховая компания", о расторжении государственного контракта N 127 от 21.08.2007 на выполнение подрядных работ для государственных нужд, заключенного между УФСИН России по Курганской области и ООО "Западно-Сибирское строительство", о взыскании с ООО "Западно-Сибирское строительство" в пользу УФСИН России по Курганской области задолженности в сумме 4298696 рублей 87 копеек.

Определением Арбитражного суда Курганской области от 19.01.2009 в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принято уточнение исковых требований, истец просил расторгнуть государственный контракт N 127 от 21.08.2007 на выполнение подрядных работ для государственных нужд, взыскать с ответчика убытки в сумме 2824261 рублей 87 копеек. Заявил ходатайство о приобщении к делу дополнительных доказательств (документов). Ходатайство судом удовлетворено в порядке ст.66 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

В этом же судебном заседании, после перерыва, истец заявил ходатайство об отказе от исковых требований в части расторжения государственного контракта N 127 от 21.08.2007 на выполнение подрядных работ для государственных нужд. Судом в порядке ст.ст.49, 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принят отказ от исковых требований о расторжении государственного контракта, производство по делу в этой части прекращено (вынесено отдельное определение от 19.01.2009).

В судебном заседании представитель истца настаивал на удовлетворении исковых требований, просил взыскать с ответчика (ООО "Западно-Сибирское строительство") убытки в сумме 2824261 рублей 87 копеек.

Представитель ответчика (ООО "Западно-Сибирское строительство") исковые требования о взыскании убытков в сумме 2824261 рублей 87 копеек признал (запись в протоколе судебного заседания).

Представитель третьего лица (ОАО "Военно-страховая компания") вопрос об удовлетворении исковых требований оставил на усмотрение суда (запись в протоколе судебного заседания).

Заслушав объяснения представителей истца, ответчика, третьего лица и исследовав письменные материалы дела, суд считает исковые требования обоснованными и подлежащими удовлетворению. Из материалов дела следует, что в соответствии с результатами проведения конкурса (протокол N 49 от 10.08.2007), Федеральным законом от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" 21.08.2007 между истцом и ответчиком заключен государственный контракт N 127 на выполнение подрядных работ для государственных нужд.

В соответствии с условиями контракта ответчик (генеральный подрядчик) обязался выполнить работы по строительству 36-квартирного жилого дома в Учреждении ОФ-73/6, село Иковка Курганской области, а истец (государственный заказчик) обязался произвести оплату за выполненные работы.

Стоимость строительно-монтажных работ определена сторонами в пункте 2.1 контракта и составила 55040000 рублей. Согласно пункту 3.2 названного контракта работы должны быть начаты и завершены в соответствии с календарным графиком строительства объекта, являющегося неотъемлемой частью настоящего государственного контракта. Согласно данному графику работы должны быть начаты 27 августа 2007 года. Окончание строительства объекта и сдача его в эксплуатацию - 30 сентября 2008 года.

Пунктом 8.1. контракта было установлено, что государственный заказчик вправе расторгнуть контракт в случаях систематического нарушения генеральным подрядчиком сроков выполнения строительно-монтажных работ, влекущих увеличение сроков окончания строительства более чем на два месяца, а также в случае несоблюдения генеральным подрядчиком требований проектно-сметной документации и действующих строительных норм и правил по качеству выполняемых работ.

В соответствии с требованиями Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" ответчик заключил договор страхования от 21.08.2007 гражданской ответственности по названному государственному контракту с ОАО "Военно-страховая компания". Выгодоприобретателем по данному договору страхования является истец.

Соглашением от 19.01.2009 стороны расторгли государственный контракт N 127 от 21.08.2007 на выполнение подрядных работ для государственных нужд по причине невозможности генеральным подрядчиком выполнить работы, предусмотренные указанным контрактом, в установленные сроки и наличием претензий со стороны государственного заказчика к качеству выполненных работ.

Пунктом 3 настоящего соглашения стороны определили размер убытков, понесенных государственным заказчиком в связи с расторжением государственного контракта в сумме 2824261 рублей 87 копеек, а также то, что прекращение действия государственного контракта по соглашению влечет за собой прекращение обязательств сторон по нему, но не освобождает стороны от ответственности за нарушения, если таковые имели место при заключении или исполнении государственного контракта.

По правилам п.1 ст.452 Гражданского кодекса Российской Федерации, соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

Согласно п.5 ст.453 Гражданского кодекса Российской Федерации, если основанием для расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора.

В соответствии с п.2 ст.715 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

На основании п.1 ст.15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками понимаются расходы, которое лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. В соответствии со ст.393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, - в день предъявления иска.

Поскольку основанием для расторжения государственного контракта явилось существенное нарушение ответчиком его условий, а именно невозможность выполнить работы, предусмотренные указанным контрактом в установленные сроки, наличие претензий со стороны государственного заказчика к качеству выполненных работ, требование истца о взыскании убытков является правомерным.

Размер убытков подтвержден материалами дела: акт сверки взаимных расчетов по состоянию на 21.07.2008, платежные поручения; справка о стоимости выполненных работ и акт приемки выполненных работ не оспаривается лицами, участвующими в судебном заседании.

Кроме того, суд принимает во внимание признание иска ответчиком, принятого судом в порядке ст.49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу п.3 ч.4 ст.170 АПК РФ в случае признания иска ответчиком в мотивировочной части решения судом может быть указано только на признание иска ответчиком и принятие его судом.

Принимая во внимание изложенное, оценивая доказательства и пояснения сторон в совокупности (ст.71 ЛПК* РФ), суд приходил к выводу о том, что исковые требования подлежат удовлетворению на сумму 2824261 рублей 87 копеек.
________________
* Вероятно, ошибка оригинала. Следует читать: "АПК". - Примечание изготовителя базы данных.


Руководствуясь ст.ст.167-171 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд решил:

Иск удовлетворить. Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Западно-Сибирское строительство" в пользу Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Курганской области убытки в сумме 2824261 рублей 87 копеек.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Западно-Сибирское строительство" в доход федерального бюджета государственную пошлину в размере 25621 рублей 31 копеек.

Решение вступило в законную силу.

3. В Арбитражный суд Свердловской области обратилось ЗАО "Стройспецмонтаж" с требованиями о признании недействительными торгов, проведенных в форме открытого аукциона 30.06.2008, признании недействительными государственных контрактов на капитальный ремонт пристроя к дому ребенка в ФБУ ИК-6 ГУФСИН России по Свердловской области, благоустройство территории пристроя к дому ребенка в ФБУ ИК-6, заключенных между ООО "БазисСтройПроект" и ФБУ ИК-6.

В процессе судебного разбирательства истец частично изменил предмет исковых требований и просил вместо ранее заявленного требования о признании недействительными торгов, проведенных в форме открытого аукциона 30.06.2008, признать недействительным решение единой комиссии ФБУ ИК-6 о проведении открытого аукциона от 30.06.2008, признать открытый аукцион по лотам N 1, N 2 несостоявшимся и заключить государственные контракты с ООО "БазисСтройПроект" как с единственным участником аукциона.

Суд, отказывая в удовлетворении исковых требований ООО "БазисСтройПроект", указал, что нарушений, на которые истец ссылается, единой конкурсной комиссией допущено не было.

Ни Федерального закона N 94-ФЗ, ни иной нормативный правовой акт не возлагает на организатора торгов, конкурсную комиссию обязанности задерживать торги до прибытия опоздавшего участника (ЗАО "Стройспецмонтаж").

Поскольку к моменту начала аукциона для участия в нем прибыл и зарегистрировался только один участник, поскольку конкурсная комиссия обоснованно в соответствии с указанным в извещении N 23/2008 от 03.06.2008 временем начала проведения аукциона открыла аукцион в 13.00 и, установив, что на аукцион явился только один участник, правомерно (в соответствии с п.12 ст.37 Федерального закона N 94-ФЗ) признала аукцион несостоявшимся. Правомерным - соответствующим п.13 ст.37 Закона является и решение конкурсной комиссии о заключении государственных контрактов с единственным явившимся на торги участником. Ссылка истца на то, что работники ФБУ ИК-6 намеренно затягивали процедуру оформления пропуска, не соответствует обстоятельствам дела.

Требование истца о признании недействительными государственных контрактов на капитальный ремонт пристроя к дому ребенка в ФБУ ИК-6 и на благоустройство территории пристроя к дому ребенка в ФБУ ИК-6, заключенных с ООО "БазисСтройПроект", удовлетворению также не подлежит. Недействительными в силу п.2 ст.449 ГК РФ становятся сделки, заключенные на торгах, признанных недействительными. Требование о признании торгов недействительными не является предметом настоящего иска. Государственные контракты, требование о признании недействительности которых заявлено истцом, предусматривают выполнение ремонтных работ и работ по благоустройству территории. В настоящее время работы полностью завершены. Восстановление прав, которые истец полагает нарушенными, было бы возможным лишь при применении последствий недействительных оспариваемых им сделок и проведении повторных торгов, однако применение реституции в условиях, когда предоставленное по сделке выражается в произведенных ремонтных работах, невозможно. Права истца не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенных на торгах государственных контрактов (п.1 Информационного письма Высшего Арбитражного суда РФ от 22.12.2005 N 101).

В соответствии с ч.1 ст.4 АПК РФ в Арбитражный суд может обратиться лицо, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены и могут быть восстановлены путем применения установленного законом и избранного истцом способа защиты. Избранный истцом способ защиты - требование о признании недействительным решение единой конкурсной комиссии является ненадлежащим способом защиты: нарушений требований закона при проведении аукциона 30.06.2008 истец не доказал, оснований для квалификации оспариваемых истцом государственных контрактов в качестве ничтожных сделок нет, а удовлетворение требований истца о признании недействительными государственных контрактов не способно привести к защите или восстановлению нарушенных, по мнению истца, прав. При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения иска нет.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.02.2009 решение Арбитражного суда Свердловской области от 03.12.2008 оставлено без изменения, апелляционная жалоба истца без удовлетворения.


Иные судебные решения


1. В качестве примера ведения дел об устранении препятствий в пользовании режимной территорией путем сноса незаконного строения из ряда аналогичных можно рассмотреть следующее дело.

ФБУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Дагестан обратилось в федеральный суд Кировского района г.Махачкалы с исковым заявлением к гражданину X. об устранении препятствий в пользовании режимной территорией путем сноса незаконного строения.

Позиция истца была построена на том, что возведенное строение создает реальную угрозу безопасности учреждения как в побеговом отношении, так и в плане возможных террористических актов и групповых вооруженных нападений на охраняемый объект. Кроме того, исковые требования были основаны на нормах ст.222 ГК РФ (самовольная постройка).

Ответчик признал, что он вплотную к основному ограждению учреждения самовольно возвел, без каких-либо правоустанавливающих документов, строение на уровне высоты основного ограждения учреждения, которое используется им в качестве жилья.

Решением суда от 13.01.2009 вынесено решение по делу, исковые требования ФБУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Дагестан удовлетворены, на ответчика возложена обязанность устранить препятствия в пользовании режимной территорией путем сноса незаконного строения. В кассационном порядке решение оставлено в силе.

2. Согласно протоколу об административном правонарушении от 06.11.2008 ФБУ Брянская ВК УФСИН России по Брянской области не предприняла должных мер по получению лицензии на осуществление медицинской деятельности учреждением по доврачебной и врачебной деятельности. Тем самым были нарушены требования, предъявляемые ст.17 Федерального закона Российской Федерации "О лицензировании отдельных видов деятельности". Часть 1 ст.19.20 КоАП РФ предусматривает ответственность должностных лиц за осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли без специального разрешения, если такое разрешение обязательно.

Частью 2 ст.2.1. КоАП РФ предусмотрено, что юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых кодексом или законами субъектов Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Позиция учреждения состояла в следующем. Причиной нарушения Федерального закона РФ "О лицензировании отдельных видов деятельности" послужило отсутствие финансирования на проведение капитального ремонта и перепланирования помещений медицинской части Брянской ВК, ремонтных работ медицинского оборудования. В обоснование своей позиции суду была представлена переписка между ФБУ Брянская ВК и УФСИН России по Брянской области.

В соответствии с ч.1 ст.1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Поскольку невыполнение требований ст.17 ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" имело место по объективным причинам, а именно: отсутствие своевременного финансирования со стороны ФСИН России, мировой судья счел, что вина Брянской ВК УФСИН России по Брянской области в совершении административного правонарушения не установлена.

3. В Йошкар-Олинский городской суд с иском к УФСИН России по Республике Марий Эл и ФБУ Новотроицкая ВК о компенсации расходов, понесенных на оплату найма и отопления жилых помещений, обратились учителя школы при ВК.

В обоснование исковых требований указали, что работают учителями вечерней сменной общеобразовательной школы УФСИН России по Республике Марий Эл, находящейся при Новотроицкой воспитательной колонии. Являясь педагогическими работниками сельского образовательного учреждения, имеют право на бесплатную жилую площадь с отоплением и освещением. После введения в действие Федерального закона от 22.08.2004 N 122 работодатель перестал предоставлять данную льготу, поэтому истцы считают, что ответчики обязаны компенсировать им понесенные расходы.

Анализируя нормы закона, суд пришел к выводу, что в настоящее время отсутствует законодательство, регулирующее порядок возмещения расходов по оплате жилищно-коммунальных услуг для сельских учителей, работающих в учреждениях, финансируемых за счет средств федерального бюджета.

Законом Республики Марий Эл от 02.12.2004 N 48-3 "О социальной поддержке категорий граждан по оплате жилищно-коммунальных услуг" установлены льготы работникам образовательных учреждений, финансируемых за счет средств республиканского бюджета, к которым истцы не относятся.

Суд пришел к выводу, что обязанность УФСИН России по Республике Марий Эл и ФБУ ВК по реализации льгот, предусмотренных для работников образовательных учреждений уголовно-исполнительной системы, расположенных в сельской местности, ни законами, ни договорами не установлена, в связи с чем указанные учреждения не являются надлежащими ответчиками по делу.

Учитывая изложенное, суд решил в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации расходов найма и отопления жилья отказать.

Решение вступило в законную силу 27.02.2009.


Комментарии к судебному решению


В суды общей юрисдикции от работников уголовно-исполнительной системы - учителей и медицинских работников, проживающих и работающих в сельской местности в учреждениях, находящихся в ведении Федеральной службы исполнения наказаний, поступают иски о компенсации расходов по оплате жилищно-коммунальных услуг. Суды, как правило, выносят отрицательные решения.

Меры социальной поддержки указанным работникам были предусмотрены ранее действовавшим законодательством, однако в связи с принятием Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ они утратили право на эти льготы с 1 января 2005 года.

Вместе с тем в отношении медицинских работников, состоящих в штатах иных федеральных организаций здравоохранения, льготы на жилищно-коммунальные услуги сохранились, поскольку учреждения, в которых они работают, включены в специальный Перечень, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2004 N 872. Медицинские учреждения уголовно-исполнительной системы в этом перечне не указаны.

Вопрос о восстановлении социальных прав медицинских работников уголовно-исполнительной системы по их жалобам рассматривался Конституционным Судом Российской Федерации. Определением от 09.02.2009* N 149-О-П Конституционный Суд РФ возложил на Российскую Федерацию обязанность "по сохранению жилищно-коммунальных льгот" для тех медицинских работников, кто, работая и проживая в сельской местности, пользовался этими льготами до 1 января 2005 года.
________________
* Вероятно, ошибка оригинала. Следует читать: "от 05.02.2009". - Примечание изготовителя базы данных.


Учитывая, что полномочия по принятию нормативных правовых актов, регулирующих порядок предоставления мер социальной поддержки медицинским работникам, Федеральным законом от 22.08.2004 N 122-ФЗ переданы Правительству Российской Федерации, ФСИН России внесены предложения о дополнении указанного выше Перечня соответствующим перечнем медицинских учреждений, находящихся в ведении ФСИН России. К сожалению, вопрос о распространении льгот на учителей образовательных учреждений уголовно-исполнительной системы, расположенных в сельской местности, Конституционным Судом РФ не рассматривался.


Справка по материалам, обобщающим работу юридических служб по защите интересов уголовно-исполнительной системы в судах за 2008 год


Согласно распоряжению ФСИН России от 28.01.2008 N 15-р судебная практика по наиболее важным вопросам ежеквартально в течение 2008 года поступала в правовое управление из управлений по федеральным округам и учреждений, непосредственно подчиненных ФСИН России.

Анализ поступивших судебных решений лег в основу 4 обзоров судебной практики и выявил проблемы в деятельности УИС. Подтверждая данную позицию, обратимся непосредственно к судебным решениям. В частности, неоднократно обращалось внимание руководством ФСИН России на прекращение строительства и ремонта в колониях за счет пожертвований осужденных. На места направлен ряд указаний директора ФСИН России о запрете данной практики. Однако использование денежных средств осужденных на указанные цели продолжалось и в 2008 году. Например, по заявлению прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Новгородской области в интересах осужденного 18.07.2008 суд взыскал с ЛИУ N 3 в его пользу 3000 рублей, которые были пожертвованы на ремонт учреждения, а также все судебные издержки. Апелляционным определением Боровичского городского суда от 03.10.2008 данное решение оставлено без изменения, а жалоба учреждения без удовлетворения.

В последнее время в стране участились случаи пожаров с человеческими потерями, что должно заострить внимание руководителей на неукоснительном соблюдении требований пожарной безопасности в наших учреждениях. Органы прокуратуры постоянно указывают на факты бездействия наших сотрудников по вопросам, связанным с пожарной безопасностью. Однако в ряде регионов эти требования игнорируются. Так, решением Южно-Сахалинского городского суда от 06.11.2008 удовлетворены исковые требования прокурора города Южно-Сахалинска к ФБУ ИК-1 о признании незаконным бездействие должностных лиц по обеспечению пожарной безопасности ряда помещений, в том числе общежитий осужденных. На учреждение возложена обязанность по устранению недостатков. Комсомольский районный суд г.Тольятти 02.07.2008 удовлетворил исковое заявление прокуратуры о признании незаконным бездействие руководства ИК-16 ГУФСИН России по Самарской области, связанное с обеспечением пожарной безопасности учреждения. В Приморском крае суд обязал СИЗО-1 и ИК-29 к выполнению правил пожарной безопасности, решения вступили в силу 24.09.2008 и 06.08.2008 соответственно, и это далеко не полный перечень судебных решений.

Каждый рубль необходимо использовать рационально, чтобы сохранить стабильность в складывающейся социально-экономической ситуации. Поэтому мы рекомендуем все спорные вопросы решать в досудебном порядке, а в случае невозможности избежать судебного процесса, принимать все исчерпывающие меры по обжалованию судебных актов, предусматривающих взыскание денежных средств с учреждений и органов УИС. Отстаивая свою позицию, необходимо доводить дела до последней стадии судебных разбирательств.

В этом смысле показательно дело санатория ФСИН России "Аксаково", связанное с размещением антенны на крыше здания санатория. Территориальное управление Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Московской области выносит обязательное к исполнению Предписание о возмещении 2 млн 273 тыс.рублей за якобы незаконный доход от предпринимательской деятельности. Юрист и руководство санатория, считая свои действия правомерными, в установленные сроки при поддержке правового управления обращаются в суд с исковым заявлением об отмене указанного Предписания. В судебных заседаниях сотрудники санатория надлежащим образом отстаивают свои интересы от начальной до конечной стадии разбирательств, в результате иск удовлетворяется полностью. Арбитражный суд Московской области 24.09.2008 оставляет в силе решение суда первой инстанции.

Решения судов первой, затем апелляционной и кассационных инстанций в удовлетворении требований Ликвидационной комиссии ГУП Учреждения УФ-91/15 к МИФНС России N 8 по Новосибирской области о признании недействительными требований об уплате налогов были обжалованы в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, и 12.02.2008 заявленные требования названной Комиссии были удовлетворены.

Необходимо отметить и юридическую службу ГУФСИН России по Ростовской области, которая, осуществляя правовое обеспечение деятельности учреждений, не допустила в 2008 году возникновения хозяйственных споров, разрешаемых в арбитражном порядке, снизила сумму исковых требований в судах общей юрисдикции на 6,2 млн рублей, что составляет 96% от общего числа заявленных исковых требований.

Не допущено судебных решений о взыскании с подразделений УИС денежных средств в УФСИН России по Республике Адыгея, Курской области, Кабардино-Балкарской Республике и ряде других территориальных органов.

В 2008 году Арбитражным судом Ставропольского края вынесено решение о признании незаконными действий УФРС России по Ставропольскому краю по отказу в государственной регистрации права постоянного (бессрочного) пользования на земельный участок. Это решение позволило зарегистрировать право оперативного управления на объекты недвижимости общей стоимостью более - 5,2 млн рублей и избежать дополнительных расходов по их содержанию.

Арбитражный суд Свердловской области 22.10.2008 удовлетворил исковые требования ГУФСИН России по Свердловской области в сумме 1 млн 30 тыс.рублей к ООО НМК за неисполнение госконтракта.

ФБУ ИК-19 ГУФСИН России по Иркутской области в апреле 2008 года, отстояв интересы УИС, выигрывает дело у налоговой инспекции на сумму 2 млн 851 тыс.рублей.

По иску ФБУ ИК-2 ГУФСИН России по Краснодарскому краю к ответчику ЗАО "Усть-ЛабинскТеплоэнерго" о взыскании задолженности за поставленную тепловую энергию судом взыскано 2 млн 727 тыс.рублей и др.

Необходимо отметить целенаправленную работу по разрешению споров в досудебном порядке, проводимую юридической службой ГУФСИН России по Республике Башкортостан. Так, был отозван иск межрайонной ИФНС г.Стерлитамак, предъявленный к ФБУ ИК-16 и ГУФСИН России по Республике Башкортостан. Иск ГУФСИН к ЗАО "Проектный институт Башкиргражданпроект" об отзыве исполнительного листа на 2892863 рубля. Производство по делу прекращено в связи с добровольным отзывом институтом исполнительного листа.

Вместе с тем имеются и иные примеры, которые в основном происходят из-за ненадлежащей работы юристов, в том числе по принятию мер по организации проведения досудебной практики разрешения споров. Так, например, 49 исковых требований было выдвинуто в 2008 году к ГУФСИН России по Волгоградской области, по ним арбитражными судами взыскано - 5,2 млн рублей, что составило 77% от общей суммы взысканий по округу (ЮФО).

Муниципальное учреждение здравоохранения "Вологодская городская больница N 1" обратилось в Арбитражный суд с иском к УФСИН России по Вологодской области о взыскании задолженности по договору возмездного оказания услуг. Ответчик не смог отстоять свою позицию, и Арбитражный суд 05.12.2008 взыскал с УФСИН 1232993 рубля задолженности и 14445 рублей госпошлины.

По 15 исковым требованиям с УФСИН России по Сахалинской области взыскано 9 млн рублей.

По 50 исковым требованиям к ГУФСИН России по Нижегородской области арбитражными судами взыскано 16 млн рублей.

По 55 искам с УФСИН России по Тюменской области взыскано 10 млн рублей.

Полагаем возможным отметить, что в настоящее время накоплен большой опыт положительной судебной практики по искам, предъявляемым к учреждениям и органам УИС, бывшими работниками, осужденными, а также иными физическими и юридическими лицами. В прошедшем году было предъявлено 5000 таких исков на общую сумму 524,3 млн рублей, однако суды согласились с нашими доводами и отказали в удовлетворении 91,8% исковых требований.

В свою очередь учреждения и органы УИС предъявили в суды общей юрисдикции 1406 исков и выиграли 84,4% дел.

Это говорит о том, что юридические подразделения УИС крепнут и набираются опыта, но их необходимо продолжать укреплять, особенно с учетом возрастающей нагрузки по реализации всем известного Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд".

Юристы управлений не только защищают интересы УИС в судах, они проводят юридическую экспертизу приказов, договоров и госконтрактов, осуществляют правовое обеспечение деятельности и в отношении подведомственных подразделений. Согласно указанию директора ФСИН России на юристов территориальных органов возложена обязанность по проведению экспертизы всех проектов конкурсной документации подведомственных учреждений. В связи с чем вызывают недоумение ходатайства некоторых территориальных органов о сокращении должностей юристов. Например, УФСИН России по Мурманской области в декабре 2008 года направило материалы во ФСИН России о сокращении должности старшего юрисконсульта и введении иной должности.

Между тем нельзя сказать, что названное управление обладает успешными показателями в правовой работе. По данным сводного отчета 1-ЮС судами общей юрисдикции только во втором полугодии 2008, где ответчиком является названное управление, вынесено 9 решений о взыскании с учреждений 80 тысяч рублей (38 дел в производстве). По 2 арбитражным делам взыскано 109 тысяч рублей.

На сегодняшний день в состав управления входят 22 юридических лица (по штату всего 12 юристов). Очевидно, что при штате юридической службы в 2 единицы в случае отсутствия одного из сотрудников (отпуск, болезнь, командировка и др.) второй будет физически не в состоянии проводить на надлежащем уровне работу по правовому обеспечению деятельности территориального органа и 22 подведомственных учреждений. Также нереально качественное проведение правовой экспертизы договоров (только во втором полугодии управлением заключен 1691 договор).

В данной ситуации возникает ряд вопросов, в том числе об исполнении обязанностей юристами. Полагаем, что формальное исполнение обязанностей не должно присутствовать в работе юристов, а тем более быть терпимым.

Необходимо отметить, что в том числе, учитывая данные обстоятельства, директором ФСИН России 26.12.2008 подписан приказ N 755 о контроле правового управления за деятельностью юридических подразделений, устанавливающий обязательное согласование решений начальников территориальных органов УИС о назначении и освобождении от должности начальников юридических служб.

По судебной практике в судах общей юрисдикции за 2008 год отметим, что нижеперечисленные решения, в т.ч. не вошедшие в обзоры, должны быть взяты на заметку руководителями юридических служб.

Материалы этих судебных решений хранятся в базе данных, созданной правовым управлением в соответствии с распоряжением ФСИН России от 28.01.2008 N 15-р.

Суть нескольких судебных решений, связанных с защитой интересов УИС в названных судах.

Прокуратура 11.08.2008 отменяет постановление о переводе в ПКТ осужденного, содержащегося в ИК-33 УФСИН России по Республике Хакасия. Руководство учреждения считает данное решение неправомерным и обращается в суд. Абаканский городской суд 07.11.2008 отменяет решение прокуратуры.

Суд, состоявшийся в г.Чите 04.05.2008, признал правомерными действия сотрудников СИЗО N 1, проводивших досмотр после свидания осужденного с адвокатом и изъявших при этом запрещенные предметы.

Свердловский областной суд 22.04.2008 оставил без изменения решение суда первой инстанции, отказавшего осужденному в возмещении вреда в сумме свыше 10 млн рублей за неоднократное применение мер дисциплинарного взыскания к нему во время пребывания в ИК-62.

Важно, когда законность действий руководства учреждений УИС подтверждается во всех инстанциях. Так, решение Липецкого областного суда от 26.08.2008 об отказе в исковых требованиях бывшего сотрудника к УФСИН России по Липецкой области и ФГУ ИК-3 УФСИН России по Липецкой области о восстановлении на службе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда было оставлено без изменения Определением Верховного Суда Российской Федерации от 07.11.2008.

Обращаем внимание на судебную практику по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Так, основанием к судебному разбирательству стало то, что бывшие сотрудники распространяют сведения, подрывающие деловую репутацию руководителя УФСИН России по Республике Коми.

В результате судебного разбирательства установлено, что сведения, распространяемые бывшими сотрудниками, признаны не соответствующими действительности и порочат честь, достоинство и деловую репутацию начальника территориального органа. Иск в денежном выражении взыскан с ответчиков солидарно.

Также отказано в иске к УФСИН России по Калужской области о взыскании компенсации морального вреда, причиненного якобы незаконно проводимыми в отношении бывшего сотрудника оперативно-розыскными мероприятиями.

УФСИН России по Ярославской области взыскало в порядке регресса денежные средства с бывшего сотрудника, распространившего конфиденциальную информацию о работнике УИС.

Истец заключил контракт с УФСИН России по Архангельской области при поступлении в учебное заведение Минюста России (принял на себя обязательство служить в органах УИС в течение 5 лет после окончания обучения). По окончании учебного заведения от истца поступил рапорт об увольнении по собственному желанию, однако он был уволен за нарушение условий контракта

В результате судебного слушания в исковых требованиях о признании пункта увольнения незаконным истцу было отказано.

Бывший сотрудник ФБУ ЛИУ-3 УФСИН России по Сахалинской области, уволенный по п."к" ст.58 Положения о службе (грубым нарушением дисциплины в данном случае является установленный факт выноса за пределы жилой зоны жалоб от осужденного, минуя установленный порядок), обратился в суд с иском о восстановлении на службе, компенсации морального вреда. Решением суда в удовлетворении иска отказано.

Бывший сотрудник обратился в районный суд Красноярского края с иском к ФБУ СИЗО-2 ГУФСИН России по Красноярскому краю о взыскании денежной суммы в связи с увольнением, обосновывая свои требования положениями трудового законодательства.

Анализ исследованных судом доказательств и правовых норм, позволил сделать вывод, что увольнение было произведено законно, с соблюдением процедуры увольнения из УИС, и исковые требования удовлетворению не подлежат.

В суд с жалобой на действия администрации УФСИН России по Республике Саха (Якутия) обратился осужденный. Просил признать перевод его из одной исправительной колонии в другую незаконным.

Суд установил, что руководством УФСИН России по Республике Саха (Якутия) решение о переводе было принято обоснованно и законно.

По искам Воронежского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях в интересах УФСИН России по Воронежской области были взысканы денежные средства в счет возмещения затрат на лечение осужденных в связи с умышленным причинением ими вреда здоровью.

ФБУ ОИК N 11 УФСИН России по Ивановской области обращалось в суд с иском к осужденному о взыскании материального ущерба, причиненного умышленным причинением вреда своему здоровью, иск удовлетворен.

Неправомерные действия администрации учреждений в спорных ситуациях приводят к негативным судебным решениям, потерянному времени, потерянным силам и материальным средствам. Такие ситуации необходимо разрешать, не прибегая к судебным разбирательствам, в том числе с помощью юридических служб территориальных органов и правового управления ФСИН России.

Например, в досудебном порядке могли быть разрешены споры о задержке выдачи трудовой книжки. Однако по решению суда сотрудникам ФБУ ИЗ-77/2 УФСИН России по г.Москве были выплачены компенсации.

В ряде подразделений УИС продолжаются дела и удовлетворяются иски о необоснованных действиях начальников территориальных органов, связанных со снижением надбавки за сложность, напряженность и специальный режим службы.

Иски сотрудников к ФБУ ИК-5 УФСИН России по Тамбовской области об оспаривании решения жилищной комиссии о снятии их с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий судом удовлетворены.

Судебная практика по жилищным вопросам заслуживает особого внимания. Рассмотрим несколько подробней ряд судебных решений в данной области.

Сотрудник обратился в суд о признании незаконным решение ЖБК учреждения о снятии с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий и с требованием о восстановлении в указанной очереди.

Служит в УИС с 2002 года. В том же году предоставлено жилое помещение, выделена комната в общежитии. В 2003 году включен в очередь на улучшение жилищных условий. В дальнейшем была выделена квартира, имеющая статус служебной. В связи с этим истец сохранил свое право на очередь на улучшение жилищных условий. В 2008 году в связи с попыткой реализации права на получение сертификата истцом был сделан запрос в ЖБК о подтверждении статуса состоящего на очереди на улучшение жилищных условий.

Получен ответ, что истец снят с учета, так как в предыдущие годы статус нуждающегося в улучшении жилищных условий не был подтвержден, что противоречит нормам действующего законодательства. Исковые требования судом удовлетворены полностью, решение ЖБК признано незаконным.

Гр-н М. обратился с иском к УФСИН России по Владимирской области о включении имущества в наследственную массу. В обоснование указал, что является наследником умершей гражданки, которая при жизни проживала в квартире на условиях договора социального найма, заключенного с ФБУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области. Указал, что наследодатель при жизни подал заявление на приватизацию указанной квартиры, но до смерти не успел оформить приватизацию. Просил включить в состав наследственной массы указанное жилое помещение, а также признать его право собственности на указанную квартиру.

В ходе судебного разбирательства ненадлежащий ответчик был заменен надлежащим - ФСИН России.

Вместе с тем судом в иске было отказано, так как дом, в котором находится квартира, является федеральной собственностью (в оперативном управлении ФБУ Т-2). Право ФСИН России осуществлять полномочия собственника в отношении указанного объекта недвижимости закреплено Законом "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы".

Согласно выписке из реестра федерального имущества у ФБУ Т-2 на праве оперативного управления находится объект недвижимости - административное здание, расположенное по адресу, где находится квартира. Согласно техническому паспорту указанное строение является нежилым, назначение - административное. Правоподтверждающий характер указанной выписки определен постановлением Правительства Российской Федерации от 16.07.2007 N 447 "О совершенствовании учета федерального имущества", согласно которому при постановке на учет федерального имущества используются сведения, получаемые от Федеральной регистрационной службы из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Суд не принял доводы истца о том, что в соответствии с п.8 Положения о государственном учете жилищного фонда в Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства от 13.10.97 N 1301, изготовление технического паспорта подтверждает включение помещения в жилое, поскольку данным пунктом установлены периодичность и сроки технической инвентаризации и паспортизации жилищного фонда.

Таким образом, к отношениям по пользованию спорным помещением не могут быть применены нормы ЖК Российской Федерации о договоре социального найма, поскольку статус этого помещения как жилого не определен, это помещение находится в нежилом здании, основное назначение которого - административное.

Суд отметил, что договор социального найма, на который ссылается истец, не может однозначно свидетельствовать о наличии у спорного помещения статуса жилого. При этом договор социального найма заключен ФБУ Т-2 в отсутствие на это полномочий, полученных от ФСИН России.

При таких обстоятельствах суд счел спорное помещение не отвечающим требованиям, установленным ст.2 Федерального закона "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" и не подлежащим приватизации.

Отказывая в удовлетворении иска, суд учел правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, выраженную в абзаце третьем п.8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.08.93 N 8, по смыслу которой предусмотрена возможность включе ния в наследственную массу жилого помещения, в приватизации которого не могло быть отказано наследодателю при жизни. Решение вступило в законную силу.

Бывший сотрудник обратился в суд с иском к УФСИН России по Камчатской области с требованием о восстановлении в очереди на улучшение жилищных условий. Исковые требования удовлетворены.

Сотрудник Д. обратился в суд с иском к УФСИН России по Московской области о признании отказа в постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении незаконным и принятии его семьи на учет нуждающихся в жилом помещении, мотивируя свои требования тем, что проходит службу в УИС в должности помощника начальника по соблюдению прав человека с 1 марта 2007 года. С 4 января 1995 года его семья состояла на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, жилое помещение не предоставлялось, однако решением УФСИН России по Московской области истцу было отказано в принятии на учет нуждающихся в жилом помещении на основании пункта 3 статьи 52 ЖК Российской Федерации. Данный отказ, по мнению истца, был неправомерен, поскольку, проходя службу в УИН Минюста России по Республике Адыгее, он состоял на учете лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий, жильем обеспечен не был, после переезда и в период службы в УФСИН России по Московской области также не был обеспечен жильем.

Удовлетворяя исковые требования Д., суд исходил из того, что действующим ЖК Российской Федерации не предусмотрено осуществление учета нуждающихся в жилом помещении граждан по месту их работы на государственных и муниципальных предприятиях и учреждениях. Однако в силу ст.6 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" граждане, принятые на учет до 1 марта 2005 года в целях последующего предоставления им жилых помещений по договорам социального найма, сохраняют право состоять на данном учете до получения ими жилых помещений по договорам социального найма. Указанные граждане снимаются с данного учета по основаниям, предусмотренным пунктами 1.3 - 6 части 1 статьи 56 ЖК Российской Федерации, а также в случае утраты ими оснований, которые до введения в действие Жилищного кодекса давали им право на получение жилых помещений по договорам социального найма.

Учитывая характер служебных взаимоотношений, а также то, что в период службы в УИН Минюста России по Республике Адыгея Д. состоял на учете лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий, до его направления для прохождения службы в УФСИН России по Московской области, суд счел отказ в принятии Д. на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий необоснованным, поскольку право на улучшение жилищных условий возникло у истца ранее вступления в действие нового закона. Этот закон, как ухудшающий положение истца, не может иметь обратной силы и не может применяться к правоотношениям, возникшим ранее введения его в действие.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда оставила без изменения данное судебное решение.

Обращаем внимание, что при решении споров по жилищным вопросам также необходимо руководствоваться указанием ФСИН России от 26.08.2008 N 10/1-2903, подготовленным с учетом разъяснений председателя Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, где указано, что в случае перевода сотрудников уголовно-исполнительной системы в другую местность (регион) на новое место службы, в том числе с предоставлением им служебных жилых помещений (не по договору социального найма), указанные сотрудники могут быть зарегистрированы по месту пребывания, это позволяет им не сниматься с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий по месту жительства. Жилые помещения должны предоставляться им в порядке очередности, установленной до 1 марта 2005 года.

В настоящее время принимаются меры для защиты интересов УИС с учетом положительной практики рассмотрения аналогичных дел.

В дальнейшем планируется обзоры судебной практики ФСИН России направлять ежеквартально во все федеральные округа для принятия решений, территориальные органы и структурные подразделения ФСИН России для использования в работе, а также часть из них опубликовывать для сотрудников УИС в ведомственной печати.

В заключение отметим, что одной из задач, стоящих перед ФСИН России, в том числе в связи с подготовкой Концепции развития УИС до 2020 года, является укрепление кадрового потенциала юридических служб, сохранение высококвалифицированных специалистов, обладающих соответствующими профессиональными навыками. Для чего необходимо предусмотреть в штатах каждого учреждения и органа УИС аттестованную должность юриста с непосредственным подчинением начальнику подразделения.

Представляем данные о соотношении неаттестованных к общему числу работников юридических служб федеральных округов и количество вакансий по состоянию на 01.01.2009 для учета в работе.

ЮФО - 18%, 2; УФО - 24%, 11; ДВФО - 28%, 6; ЦФО - 28%, 11; ПФО - 30%, 15; СФО- 32%, 7; СЗФО -34%, 10.

Полагаем, что продолжение такой практики развития юридических служб не будет соответствовать положениям разрабатываемой Концепции реформирования уголовно-исполнительной системы до 2020 года.



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
Ведомости уголовно-исполнительной системы
N 11, 2009 год



О судебной практике

Название документа: О судебной практике

Номер документа: 10/1-2236

Вид документа: Письмо ФСИН России

Принявший орган: Федеральная служба исполнения наказаний

Статус: Действующий

Опубликован: Ведомости уголовно-исполнительной системы, N 11, 2009 год
Дата принятия: 11 июня 2009

Дата начала действия: 11 июня 2009
Заказать демонстрацию

Этот документ входит в профессиональную справочную систему «Техэксперт: Пожарная безопасность». Узнать больше о системе