• Текст документа
  • Статус
0 %
Начинаю
Завершаю
Действующий

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

Дело "Мороко (Moroko) против Российской Федерации"

(жалоба N 20937/07)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г.Страсбург

12 июня 2008 года



Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

X.Розакиса, Председателя Палаты,

Н.Ваич,

А.Ковлера,

Э.Штейнер,

X.Гаджиева,

Д.Шпильманна,

С.Э.Йебенса, судей,

а также при участии С.Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 22 мая 2008 года,

вынес в тот же день следующее Постановление:

Процедура

1. Дело было инициировано жалобой N 20937/07, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Андреем Владимировичем Мороко (далее - заявитель) 27 марта 2007 года.

2. Интересы заявителя представляла Г.Шахматова, адвокат, практикующий в г.Красноярске. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В.Милинчук.

3. 3 сентября 2007 года Европейский Суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. Он также решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу (пункт 3 статьи 29 Конвенции). Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу, однако Европейский Суд отклонил это возражение.

Факты

I. Обстоятельства дела

4. Заявитель родился в 1979 году и проживает в г.Красноярске.

5. В 2001-2002 годах он был предан суду по обвинению в преступлении, связанном с незаконным оборотом наркотиков, и оправдан. Он предъявил к государству требование о компенсации за незаконное привлечение к уголовной ответственности и заключение под стражу.

6. Дело рассматривал Ленинский районный суд г.Красноярска. Решениями от 5 декабря 2003 года и 21 сентября 2006 года суд обязал Министерство финансов возместить заявителю моральный вред и материальный ущерб. Решения вступили в силу 2 февраля 2004 года и 16 ноября 2006 года, но не были исполнены своевременно.

7. Решение от 5 декабря 2003 года было исполнено 21 октября 2005 года, когда министерство перечислило сумму, взысканную судебным решением, на банковский счет заявителя.

8. Решение от 21 сентября 2006 года, вступившее в силу 16 ноября 2006 года, не было исполнено своевременно. Исполнительный лист был направлен судом в службу судебных приставов через два месяца и семь дней после того, как решение вступило в силу. В тот же день служба судебных приставов возвратила исполнительный лист в суд в связи с тем, что была не вправе исполнять данное решение согласно соответствующим положениям Бюджетного кодекса. Через два месяца, то есть 27 марта 2007 года, заявитель направил соответствующие документы в Федеральное казначейство, и 15 августа 2007 года сумма, взысканная по решению суда, была зачислена на банковский счет заявителя.

II. Применимое национальное законодательство

А. Сроки исполнения решения

9. Согласно статье 9 Федерального закона "Об исполнительном производстве" от 21 июля 1997 года судебный пристав-исполнитель обязан исполнить решение в течение двух месяцев*. Согласно пункту 6 статьи 242.2 Бюджетного кодекса от 31 июля 1998 года исполнение судебных актов производится в течение трех месяцев со дня поступления исполнительных документов на исполнение.
________________
* Суд, вероятно, имеет в виду статью 13 указанного закона.

В. Предусмотренные законом средства правовой защиты в связи с неисполнением судебных решений

10. Глава 25 Гражданского процессуального кодекса наделяет лицо правом оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа власти, если оно считает, что нарушены его права и свободы (статья 254). Суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего органа власти устранить допущенное нарушение прав и свобод гражданина (статья 258).

11. Статья 208 Гражданского процессуального кодекса устанавливает, что по заявлению взыскателя** суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм.
________________
** По заявлению взыскателя или должника.

12. Параграф 4 главы 59 Гражданского кодекса обязывает государство возместить гражданину моральный вред, причиненный нарушением имущественных прав гражданина***.
________________
*** Не только государство, а причинителя вреда вообще, и в случаях, предусмотренных законом. Возможно, Суд имеет в виду статью 1100 ГК РФ, устанавливающую, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, в частности, в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного привлечения к уголовной ответственности и т.п.

Право

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции

13. Заявитель жаловался на то, что длительное неисполнение судебного решения нарушило статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции. Соответствующие части этих положений предусматривают:

Пункт 1 статьи 6 Конвенции


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела в разумный срок... судом".

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".

А. Приемлемость жалобы

1. Вопрос об исчерпании внутренних средств правовой защиты


(а) Власти Российской Федерации

14. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель в нарушение пункта 1 статьи 35 Конвенции не исчерпал внутренние средства правовой защиты. Он располагал тремя средствами правовой защиты, но не использовал ни одного из них.

15. Первое средство правовой защиты обеспечивалось заявлением о бездействии министерства в порядке, предусмотренном главой 25 Гражданского процессуального кодекса. Это средство правовой защиты являлось эффективным, поскольку могло повлечь порицание судом бездействия министерства.

16. Второе средство правовой защиты заключалось в заявлении об индексации взысканной судом суммы на основании статьи 208 Гражданского процессуального кодекса. В ряде рассмотренных ранее дел Европейский Суд признавал, что исчерпание этого средства правовой защиты лишает заявителя статуса жертвы (см. Решение Европейского Суда от 10 июля 2007 года по делу "Немакина против Российской Федерации" (Nemakina v. Russia), жалоба N 14217/04*; Решение Европейского Суда от 3 мая 2007 года по делу "Деркач против Российской Федерации" (Derkach v. Russia), жалоба N 3352/05**; Решение Европейского Суда от 15 мая 2007 года по делу "Якименко против Российской Федерации" (Yakimenko v. Russia), жалоба N 23500/04***; и Решение Европейского Суда от 22 ноября 2005 года по делу "Сармина и Сармин против Российской Федерации" (Sarmina and Sarmin v. Russia), жалоба N 58830/00****). При индексации национальными судами сумм, взысканных судебным решением, применяется официальный индекс потребительских цен, и компенсируются инфляционные потери.
________________
* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 11/2007.

** Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 2/2007.

**** Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 9/2007.

**** Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 1/2007.

17. Третье средство правовой защиты обеспечивалось требованием о компенсации морального вреда в соответствии с параграфом 4 главы 59 Гражданского кодекса. В соответствии с этой главой моральный вред может быть возмещен, если факт причинения нравственных страданий, вина должника и причинная связь между его действиями и отрицательными последствиями для заявителя установлены в судебном порядке*****. По мнению властей Российской Федерации, эффективность этого средства правовой защиты подтверждена практикой. Например, в пользу семьи из Татарстана было взыскано 1800 евро в связи с неисполнением благоприятного для нее судебного решения (решение Ново-Савиновского районного суда г.Казани от 23 октября 2006 года по делу N 2-1962/2006).
________________
*** Вероятно, имеется в виду статья 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации - "размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда".


(b) Заявитель

18. Заявитель возражал, что не располагал внутренними средствами правовой защиты, которые подлежали бы исчерпанию.

19. Первое средство правовой защиты, на которое ссылались власти Российской Федерации, могло бы только подтвердить первоначальное обязательство уплаты, вытекавшее из первого решения.

20. Что касается второго средства правовой защиты, упоминавшегося властями Российской Федерации, само по себе существование положения, позволяющего производить индексацию присужденных судом сумм, не достаточно для исполнения требований статей 6 и 13 Конвенции. Кроме того, официальный индекс потребительских цен, применяемый судами, отставал от фактической инфляции.

21. Третье средство правовой защиты в реальности не существовало, поскольку Гражданский кодекс предусматривает компенсацию морального вреда только в случаях, предусмотренных законом (статья 1099). Однако законодательство специально не предусматривает компенсацию морального вреда, причиненного неисполнением судебного решения.

(с) Европейский Суд

22. Европейский Суд принимает доводы заявителя.

23. Согласно пункту 1 статьи 35 Конвенции Европейский Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты. Это позволяет государству устранять нарушения на национальном уровне, без обращения к международно-правовым процедурам (см. Постановление Европейского Суда от 16 сентября 1996 года по делу "Акдивар и другие против Турции" (Akdivar and Others v. Turkey), Reports of Judgments and Decisions 1996-IV, § 65). Это правило относится лишь к нормальному использованию средств правовой защиты, которые эффективны, достаточны и доступны (см. Решение Комиссии по правам человека от 3 мая 1989 года по делу ""Пайн Вэлли девелопментс Лтд." и другие против Ирландии" (Pine Valley Developments Ltd and Others v. Ireland), жалоба N 12742/87, Decisions and Reports (DR) 61, p.206). Эффективные и доступные средства правовой защиты легко могут быть использованы и обеспечивают получение возмещения в отношении жалоб заявителя и позволяют разумно рассчитывать на успех (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Акдивар и другие против Турции", § 68).

24. Три средства правовой защиты, предложенные властями Российской Федерации, не обладают этим свойством.

25. По жалобе на бездействие министерства могло быть вынесено деклараторное решение, в котором было бы повторно указано на то, что в любом случае с очевидностью вытекало из первоначального решения: государство обязано исполнить судебное решение. Это новое решение не приблизило бы заявителя к желаемой цели, а именно к фактической выплате присужденной судом суммы или, при наличии оснований, компенсации за несвоевременное исполнение (см. Решение Европейского Суда от 24 октября 2000 года по делу "Ясюнене против Литвы" (JasiДело nienДело v. Lithuania), жалоба N 41510/98; Постановление Европейского Суда от 24 февраля 2005 года по делу "Плотниковы против Российской Федерации" (Plotnikovy v. Russia), жалоба N 43883/02, § 16*).
________________
* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 9/2005.


26. Что касается возможности индексации взысканной судом суммы, Европейский Суд действительно отмечал в ряде дел, на которые ссылаются власти Российской Федерации, что индексация присужденных сумм эффективно компенсирует инфляционные потери заявителей. Европейский Суд указывал в этих делах, что выплата такой компенсации без неоправданной задержки в сочетании с признанием нарушений со стороны властей лишила заявителей статуса жертвы (см. упоминавшиеся выше Решение Европейского Суда по делу "Деркач против Российской Федерации"; Решение Европейского Суда по делу "Якименко против Российской Федерации", Решение Европейского Суда по делу "Немакина против Российской Федерации"). Однако эти решения не устанавливают какого-либо общего принципа, в соответствии с которым сама по себе компенсация инфляционных потерь достаточна для предоставления возмещения, требуемого Конвенцией в связи с несвоевременным исполнением судебного решения. Во всех вышеупомянутых делах Европейский Суд пришел к этим заключениям при конкретных обстоятельствах, когда требования заявителей были ограничены материальным ущербом, причиненным инфляцией, или позиция заявителей в национальных разбирательствах была расценена как подразумеваемый отказ от требований компенсации дополнительного материального ущерба или морального вреда.

27. Европейский Суд в принципе соглашается с заявителем в том, что одна лишь индексация присужденной суммы в соответствии со статьей 208 Гражданского процессуального кодекса не удовлетворяет конвенционному требованию эффективности, поскольку она может компенсировать только инфляционные потери, но не дополнительный ущерб, материальный или моральный. Данное средство правовой защиты в виде индексации, если и является доступным и эффективным в законодательстве и на практике, таким образом, в целом не предоставляет адекватного и полного возмещения в связи с неисполнением или несвоевременным исполнением национального решения.

28. Что касается возможности требования компенсации морального вреда на основании главы 59 Гражданского кодекса, Европейский Суд отмечает, что, как указывал заявитель, этот российский закон прямо не предусматривает компенсации морального вреда, причиненного неисполнением или несвоевременным исполнением национального решения. Принимая мнение властей Российской Федерации о том, что возможность подобной компенсации согласно общей части Гражданского кодекса не исключается, Европейский Суд не убежден, что такая возможность является достаточно определенной на практике для того, чтобы обеспечивать заявителю разумные перспективы на успех, как того требует Конвенция.

29. За исключением ограниченного перечня случаев, предусмотренных в статьях 1070 и 1100, компенсация морального вреда осуществляется при наличии вины властей. Европейский Суд отмечает, что это условие едва ли может систематически достигаться в делах о неисполнении судебных решений с учетом сложностей исполнительного производства и возможных объективных обстоятельств, препятствующих исполнению, как, например, отсутствие средств на счету должника. Сомнения относительно эффективности данного средства правовой защиты подкрепляются тем, что власти Российской Федерации не продемонстрировали существование в достаточной степени установившейся и последовательной прецедентной практики, подтверждающей, что это средство правовой защиты является эффективным в теории и на практике. Решение национального суда, на которое ссылаются власти Российской Федерации, о присуждении компенсации морального вреда на основании существующих положений не позволяет Европейскому Суду отступить от этого вывода (см. также Постановление Европейского Суда от 10 апреля 2008 года по делу "Вассерман против Российской Федерации" (Wasserman v. Russia) (N 2), жалоба N 21071/05*).
________________
* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 2/2009.

30. Соответственно, Европейский Суд отклоняет довод властей Российской Федерации о неисчерпании внутренних средств правовой защиты.

2. Правило шестимесячного срока


31. Относительно решения от 5 декабря 2003 года власти Российской Федерации также утверждали, что заявителем пропущен шестимесячный срок, установленный пунктом 1 статьи 35 Конвенции. В частности, жалоба подана через три года и четыре месяца после даты вынесения решения и через один год и пять месяцев после его исполнения.

32. Заявитель возражал, что только 24 октября 2007 года представители властей Российской Федерации при подготовке меморандума для Европейского Суда уведомили его о том, что решение исполнено.

33. Европейский Суд принимает доводы властей Российской Федерации.

34. В отсутствие эффективного средства правовой защиты шестимесячный срок исчисляется с даты обжалуемого нарушения или с даты, в которую заявитель узнал о нарушении (см. Решение Комиссии по правам человека от 6 июля 1988 года по делу "Хилтон против Соединенного Королевства" (Hilton v. United Kingdom), жалоба N 12015/86, DR 57, p.108). Применительно к делам о неисполнении судебных решений это правило означает, что шестимесячный срок должен исчисляться с даты исполнения решения (см. Постановление Европейского Суда от 17 марта 2005 года по делу "Горохов и Русяев против Российской Федерации" (Gorokhov and Rusyayev v. Russia), жалоба N 38305/02, § 27*).
________________
* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 9/2006.

35. Решение от 5 декабря 2003 года было исполнено 21 октября 2005 года, то есть более чем за шесть месяцев до даты подачи жалобы. С одной стороны, заявитель утверждает, что он узнал о переводе только в 2007 году. Но с другой стороны, от него можно было разумно ожидать, чтобы он узнал о переводе в 2005 году, поскольку эта операция отражена в выписке с банковского счета.

36. Отсюда следует, что в этой части жалоба подана за пределами срока и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.

3. Иные основания

37. В отношении решения от 21 сентября 2006 года власти Российской Федерации утверждали, что жалоба является явно необоснованной. Период просрочки исполнения не был длительным. Заявитель направил исполнительный лист не в тот орган, который был обязан исполнить решение. Он действовал недобросовестно, поскольку вместо того, чтобы направить исполнительный лист в надлежащий орган, обратился в Европейский Суд.

38. Заявитель не представил объяснений по этому вопросу.

39/ Европейский Суд ссылается на принятые им многочисленные акты о признании нарушений в связи с длительным неисполнением национальных решений в России и отмечает, что жалоба заявителя не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

В. Существо жалобы

40. Исполнение решения от 21 сентября 2006 года продолжалось с 16 ноября 2006 года по 15 августа 2007 года, то есть девять месяцев. Власти Российской Федерации утверждали, что этот период являлся разумным, и все органы, участвовавшие в исполнении этого решения, проявили необходимую тщательность, не допуская необоснованных задержек. Заявитель поддержал свою жалобу.

41. Необоснованно длительная задержка при исполнении вступившего в силу судебного решения может составить нарушение Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III*). При разрешении вопроса об оправданности задержки Европейский Суд оценивает степень сложность исполнительного производства, поведение заявителя и властей, а также природу присужденной суммы (Постановление Европейского Суда от 15 февраля 2007 года по делу "Райлян против Российской Федерации" (Raylyan v. Russia), жалоба N 22000/03, § 31**).
________________
* Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год".

** Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2008.

42. С одной стороны, решение было легко исполнить, поскольку оно требовало только осуществления перевода средств, и именно государство, а не заявитель, обязано было проявить инициативу при его исполнении (см. Постановление Европейского Суда от 27 мая 2004 года по делу "Метаксас против Греции" (Metaxas v. Greece), жалоба N 8415/02, § 19).

43. С другой стороны, общая продолжительность исполнения властями судебного решения на первый взгляд не кажется неразумной, и она в любом случае не достигает той, что была признана чрезмерной в других аналогичных делах в отношении России, в которых Европейский Суд устанавливал нарушения Конвенции в части неисполнения или несвоевременного исполнения решений.

44. Европейский Суд отмечает также, что власти действовали с необходимой тщательностью. Исполнительный лист был направлен компетентным судом в службу судебных приставов через два месяца и семь дней после того, как решение вступило в силу. В тот же день служба судебных приставов возвратила исполнительный лист в суд в связи с тем, что обязанность исполнения решения согласно соответствующим положениям Бюджетного кодекса возлагалась на иной орган. Через два месяца, то есть 27 марта 2007 года, заявитель направил необходимые документы в Федеральное казначейство, и решение было исполнено в пятимесячный срок после этой даты. Отмечая, что Министерством финансов не соблюден трехмесячный срок, установленный Бюджетным кодексом для исполнения судебных решений, Европейский Суд не находит, что такая продолжительность не отвечает требованию разумного срока, содержащемуся в Конвенции.

45. С учетом вышеизложенного и принимая во внимание тот факт, что сумма, являвшаяся предметом взыскания, составляла не основной источник доходов заявителя, а лишь незначительную сумму компенсации за допущенные по отношению к нему нарушения, Европейский Суд находит, что по делу требования статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были.

II. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции

46. Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 13 Конвенции, что не располагал внутренним средством правовой защиты в связи с неисполнением судебного решения. Статья 13 Конвенции устанавливает:

"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".

47. Европейский Суд напоминает, что статья 13 Конвенции последовательно толкуется Европейским Судом как требование о предоставлении национальным законодательством средства правовой защиты только в отношении тех жалоб, которые могут рассматриваться как "доказуемые" с точки зрения Конвенции (см., например, Постановление Европейского Суда от 27 апреля 1988 года по делу "Бойл и Райе против Соединенного Королевства" (Boyle and Rice v. United Kingdom), Series A, N 131, pp.23-24, § 54). В настоящем деле он не установил нарушений статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, однако Европейский Суд полагает, со ссылкой на вышеизложенное решение о приемлемости жалобы, что требование заявителя с точки зрения указанных положений являлось доказуемым. Жалоба со ссылкой на статью 13 Конвенции также должна быть признана приемлемой и рассмотрена по существу.

48. Рассмотрев предварительное возражение властей Российской Федерации, Европейский Суд установил, что заявитель не располагал требовавшим исчерпания средством правовой защиты, поскольку ни одно из тех, на которые указывали власти Российской Федерации, не отвечало конвенционному требованию эффективности. С учетом различных недостатков внутренних средств правовой защиты, вскрытых выше (см. §§ 25-29 настоящего Постановления), Европейский Суд заключает, что заявитель был лишен эффективного средства правовой защиты в связи с его доказуемым требованием о компенсации за несвоевременное исполнение национального решения, вынесенного в его пользу. Соответственно, имело место нарушение статьи 13 Конвенции.

III. Применение статьи 41 Конвенции

49. Статья 41 Конвенции предусматривает:

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне"/

А. Ущерб

50. Заявитель требовал 3507 евро в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.

51. Власти Российской Федерации утверждали, что это требование являлось необоснованным и чрезмерным.

52. Европейский Суд не усматривает причинной связи между установленным нарушением и предполагаемым ущербом и поэтому отклоняет это требование. Европейский Суд полагает также, что с учетом природы данного нарушения установление факта нарушения Конвенции само по себе является достаточной справедливой компенсацией любого морального вреда, который претерпел заявитель.

В. Судебные расходы и издержки

53. Заявитель требовал также 281 евро в качестве компенсации причиненных расходов и издержек.

54. Власти Российской Федерации утверждали, что это требование являлось необоснованным.

55. Европейский Суд находит, что заявитель не подтвердил своих расходов и издержек, в связи с чем отклоняет это требование.

На основании изложенного Суд единогласно:

1) признал жалобу приемлемой в части неисполнения судебного решения от 21 сентября 2006 года и отсутствия внутренних средств правовой защиты, а в остальной части неприемлемой;

2) постановил, что требования статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции;

4) постановил, что установление факта нарушения Конвенции само по себе является достаточной справедливой компенсацией ущерба, который претерпел заявитель;

5) отклонил требования заявителя о дополнительной справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 12 июня 2008 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
Бюллетень Европейского Суда
по правам человека,
N 4, 2009 год

Дело "Мороко (Moroko) против Российской Федерации" (жалоба N 20937/07)

Название документа: Дело "Мороко (Moroko) против Российской Федерации" (жалоба N 20937/07)

Вид документа: Постановление Европейского суда по правам человека

Принявший орган: Европейский суд по правам человека

Статус: Действующий

Опубликован: Бюллетень Европейского Суда по правам человека, N 4, 2009 год
Дата принятия: 12 июня 2008

Информация о данном документе содержится в профессиональных справочных системах «Кодекс» и «Техэксперт»
Узнать больше о системах