• Текст документа
  • Статус
Поиск в тексте
Действующий

О ПРИЗНАНИИ ДЕПУТАТСКИМ ЗАПРОСОМ ОБРАЩЕНИЯ ДЕПУТАТА
МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ДУМЫ ПО 24 ОКРУГУ ЕЛИСЕЕВОЙ Н.А.
К ПРОКУРОРУ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ М.А. АВДЮКОВУ

РЕШЕНИЕ

МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ДУМА

7 мая 1997 г.

N 9/132

Заслушав обращение депутата Елисеевой Н.А. к прокурору Московской области М.А. Авдюкову о работе Ногинской прокуратуры с заявлениями и необеспечении сохранности доказательств, Московская областная Дума решила:

1. Признать обращение депутата Елисеевой Н.А. к прокурору Московской области депутатским запросом. (Прилагается).

2. Опубликовать запрос в средствах массовой информации на территории округа.

И.о. председателя
Московской областной Думы                              Н.Я. Кечкин

ДЕПУТАТ
МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ДУМЫ
от избирательного округа N 24

ЕЛИСЕЕВА  НАДЕЖДА  АЛЕКСЕЕВНА

Прокурору Московской области
Авдюкову М.А.

Уважаемый Михаил Алексеевич!

13 января 1997 года я отправила в адрес прокурора Ногинского района заявление с просьбой возбудить уголовное дело по факту клеветы в мой адрес, прозвучавшей в утренней передаче Ногинского радио 31 декабря 1996 г. в выступлении бывшего сотрудника прокуратуры В.И. Конькова. Мои действия соответствовали ст.27 УПК.
В заявлении были еще 2 просьбы:

1. Помочь мне в реализации моего права на информацию, а именно прослушать запись указанного выступления для уточнения формулировок. В реализации данного права мне отказал редактор радио, что является основанием для возбуждения уголовного дела по ст.140 УК.

2. Принять меры к обеспечению сохранности записи до суда. Срок ее хранения, определенный ст.34 Закона РФ "О средствах массовой информации", истекал через 2 недели.
Заявление поступило в прокуратуру 15 января и 16-го было передано для проверки в УВД.
В возбуждении уголовного дела мне было отказано, при этом в нарушение ст.113 УПК отказ не был мотивирован и не разъяснен порядок обжалования. Две других просьбы остались без ответа.
Из-за отсутствия мотивации решения я обратилась в областную прокуратуру, которая после достаточно деятельной проверки повторила немотивированный отказ Ногинского УВД.
С трудом, но удалось познакомиться с копией постановления, вынесенного следователем УВД и не содержащем мотивов отказа. Получается, что отказ базировался исключительно на словах В.И. Конькова, что он только предупреждал о последствиях, которые влечет для меня постановление КС РФ. В документе не было даже примерного пересказа этих последствий, а ведь именно их формулировки и обоснования и содержали клевету.
Самым важным открытием для меня в документе следователя была запись, что пленка была уничтожена 15 января, т.е. в день поступления моего заявления в прокуратуру и за 2 недели до истечения срока хранения.
Для меня очевидно, что редактор радио вряд ли был инициатором уничтожения записи, он был лишь исполнителем.
По акту, как записано в материалах, были размагничены записи за 25, 27 и 31 декабря 1996 года, но интересующая меня и следствие пленка должна быть датирована 30 декабря, днем первого выхода в эфир в вечернее время. Утренние передачи являются повтором. Так торопились уничтожить документ, что подобную "мелочь" не учли.
Стали понятными причины отсутствия мотивов отказа, ответа прокурора на 2 другие просьбы заявления, отсутствие интереса и следователя и проверявших к поспешности уничтожения пленки и к тому, что мне не было предложено представить свидетелей.
Все это дает мне основание предположить, что запись была уничтожена по просьбе или рекомендации Ногинского прокурора для защиты, вероятно, чести мундира.
В те же сроки в прокуратуру поступило и второе мое заявление по факту выступления по местному телевидению начальника ЖКО, фактически назвавшего меня душевнобольным человеком в связи с исполнением мною депутатских обязанностей. В этом заявлении я также просила затребовать пленку, срок хранения которой истекал через несколько дней. По данному факту я получила такой же немотивированный отказ, о судьбе записи ничего не знаю.
Нужно учесть, что доказать факт оскорбления или клеветы, прозвучавших в эфире, довольно сложно в отличие от печатных средств массовой информации. Срок хранения записей составляет всего месяц. Обращаясь в прокуратуру, я надеялась на помощь, рассчитывая на заинтересованность прокуратуры в торжестве закона.
Получилось все наоборот, теперь мне будет труднее защитить свои права.
Прошу Вас разобраться, дать оценку случившемуся и объяснить, в каких случаях можно рассчитывать на действие ст.129, 130 УК РФ если публичное оскорбление и клевета на депутата представительного органа субъекта Федерации не дает оснований для возбуждения уголовного дела этим статьям?
Должен ли кто-то отвечать за умышленное уничтожение доказательства?

С уважением,                                 Елисеева

О признании депутатским запросом обращения депутата Московской областной Думы по 24 округу Елисеевой Н.А. к прокурору Московской области Л.А.Авдюкову

Название документа: О признании депутатским запросом обращения депутата Московской областной Думы по 24 округу Елисеевой Н.А. к прокурору Московской области Л.А.Авдюкову

Номер документа: 9/132

Вид документа: Решение Московской областной Думы

Принявший орган: Московская областная Дума

Статус: Действующий

Опубликован: Файл-рассылка из Московской областной Думы
Дата принятия: 07 мая 1997